Шиткино — столица района в 1924 — 1941 гг. продолжение обзора краеведческих публикаций — 31, Шиткино , неизвестная сторона — 5.)

   

  Итак, Шиткинский район на 1926 г. :  всего по району – 91 населенных пунктов, 18 сельских Советов,  3096 хозяйств, население 15470 человек   (7742 муж. пола и 7728 жен.). Для сравнения, население Тайшетского района  составляло 53584 человек, но по площади территории он был более чем в 2 раза меньше Шиткинского района. [1]

    Шиткинский сельсовет объединял следующие населенные пункты:  Шиткино (767 человек, что составляло 67 % населения сельСовета), Алешкино (86), Балакирева (Лебяжий) (6), Береговой (10), Заречный (59), Кунчет (9), Листвяничный (22), Мысок (27), Пронинская (9), Уткина (5), Яковенный (Грязнуха) (31) , итого  11 нас.пунктов, с общим числом жителей 1142   человек.

    Село Шиткино — 767 жителей. Это не самый крупный населенный пункт в районе: Нижняя заимка — 1200 жителей, с.Глинная — 800 жителей, Шелаево 636, Черчет 663, Червянка 680 жителей.

   В с.Шиткино на 1940 г. было  379 хозяйств , в т.ч. хозяйств колхозников 29, рабочих и служащих 350. В марте 1940 г. в Шиткинский район прибыли депортированные поляки, совершенно новая социальная группа в составе шиткинского сообщества.

   Таким образом, в характеристиках Шиткинского района, Шиткинского сельсовета, села Шиткино имелось достаточное количество странностей, несоответствий принципам советского районирования 1924 г.   Некоторые названы выше, добавим следующие: удаленность многих населенных пунктов от районного центра при отсутствии нормальных дорог (с твердым покрытием),  отсутствие промышленности. Подробнее об этом можно прочитать в брошюре «Тайшетский район: обретение своего места»[2]

*   *   *

    Предлагаем следующую разнообразную информацию, которая хоть как-то позволит представить жизнь Шиткинского района и села Шиткино.  Эти сведения , надеемся, понадобятся будущему автору полноценной шиткинской  истории. Еще раз отметим ограниченность источниковедческой базы исследования, написания истории Шиткино, Шиткинского района 1920 — 1936 гг. В фондах районного архива нет документов этого периода, нет решений Шиткинского райисполкома, например, разных сельских Советов. Документы архивов Красноярска, Иркутска не доступны нам по причине невозможности в них работать в силу отсутствия финансирования и времени для проведения полноценного исторического исследования.

Из истории   Шиткинской  организации ВКПб  периода 1924 — 1941 гг.

             Шиткинская   районная организация ВКПб была образована в 1924 г. и просуществовала до 1960 г.,   до объединения  с Тайшетской районной организацией в связи с  ликвидаций Шиткинского района путем присоединения к Тайшетскому району. Организация шиткинских коммунистов  с  1924 г находилась  в составе Канского уездного комитета  ВКПб, а с 1926 по 1930 г. в составе Канского окружного комитета ВКПб Сибирского края, с 1930 г. в составе Канского окружкома ВКПб уже Восточно-Сибирского края. С 1937 г., после образования Иркутской области и передачи Шиткинского района в административно-территориальном отношении Иркутской области, она перешла в состав Иркутской областной парторганизации.[3]

    В Шиткинской районной организации на учете состояло 74 коммуниста и 78 кандидатов в члены ВКПб, все они состояли в 11 первичных партийных организациях  и семи партийных группах.

    Уместно вспомнить, что население в районе в указанный год — 16 879 человек. Для сравнения, в районе проживало столько же человек, сколько в в одном только Тайшета. В колхозах трудилось 4700 человек взрослого населения, было около 300 комсомольцев совершеннолетних, так что сто сорок коммунистов маловато даже для малочисленного населения района и членов комсомола. 

1939 год

28 декабря состоялся V пленум Шиткинского РК ВКПб. Обсуждалось состояние марксистско-ленинской учебы и задачи по ее результативности. С докладом выступил заведующий отделом пропаганды и агитации Алешков.  За два года было прочитано 79 лекций . 1308 человек в 1940 году прослушали 72 лекции. На периферии района прочитано 18 лекций. Парткабинет работает неудовлетворительно — много консультаций по до октябрьскому периоду истории партии,  мало проводится индивидуальных консультаций…Секретари парторганизаций не интересуются такой работой. Надо больше изучать «Краткий курс истории ВКПб». Хорошо начала работать воскресная школа по изучению истории ВКПб.  Шире практиковать платные лекции.

    Другими материалами за этот предвоенный год пока не располагаем.

*   *   *

     Неизвестно почему, но отсчёт партийных конференций   начинается с 1940 г.

       Первая районная конференция Шиткинской организации ВКПб состоялась – март 1940 год,[4] в какие дни марта неизвестно.  На конференции с докладом, как и полагается, выступил первый секретарь РК ВКПб   Прокопьев.  В обсуждении вопросов повестки конференции приняли участие Ходос, секретарь парторганизации  Шелаевского ЛПХ и директор ЛПХ Трушков; Фаркова,  секретарь парторганизации райкома партии; Минаков, секретарь парторганизации районного отдела НКВД. На конференции избрали пленум из 13 человек,   первым секретарем переизбрали Прокопьева, вторым секретарем  Гаврилову; секретарем  Бурмакину. Членами бюро избрали пять человек —  Прокопьев, Гаврилов, Бурмакина, Минаков, Лисин.   

     Приводим архивные биографические справки о некоторых руководителей парторганизации рассматриваемого периода.

     Прокопьев Михаил Иосифович родился 15 октября 1906 года в г. Иркутске в семье рабочего-кондитера. До 1917 года учился, окончил3-х классное начально-приходское училище. С 1917 года пошел работать по найму.

             С июня 1917 года по февраль 1919 года работал учеником кондитера на частной фабрике в г. Иркутске.

             С февраля 1919 года по май 1920 года – истопник, рассыльный «Ир-

уголь» г. Иркутск.

             С 1921 года нанялся батраком к кулаку буряту в улус Батхай Иркутского уезда и батрачил до осени 1923 года.

            В 1923 году вернулся в Иркутск и поступил работать на Иркутский кожзавод № 1 «Сибмонгол» и проработал до января 1928 года.

             В январе 1928 года был выдвинут на руководящую комсомольскую работу в Маратовский РК ВЛКСМ. Сначала был экономправработником позднее секретарем РК ВЛКСМ до октября 1928 года.

             С октября 1928 года по май 1930 года служил в рядах Красной армии. Служил в 4-м радио батальоне, сначала в Иркутске, а после конфликта на КВЖД, часть перевели в г. Хабаровск.

            В 1929 году участвовал в конфликте. В 1930 году по путевке политуправления ОКДВ армии был досрочно демобилизован и направлен на учебу в Хабаровский Дальневосточный КомВУЗ. Учился до ноября 1933 года на партийном отделении. С третьего курса решением Далькрайкома ВКП(б) был с учебы отозван и послан на руководящую комсомольскую работу.

            С 1933 года по март 1935 года работал инструктором Крайкома ВЛКСМ и секретарем райкома ВЛКСМ в Ивановск –на- Амуре районе Амурской области. В 1935 году приехал в Иркутск в отпуск и с разрешения ЦК ВКП(б) остался работать в Иркутске.

                  С марта 1935 года по ноябрь 1935 года работал начальником отдела кадров в «Востсибкожтресте».

                 С ноября 1935 года по июнь 1937 года работал на руководящей комсомольской работе – зав. отделом политучебы горкома ВЛКСМ г. Иркутска, секретарем Кировского РК ВЛКСМ.

                 С июня 1937 года по июнь 1938 года – инструктор и секретарь Кировского РК ВКП(б). В июле 1938 года был отозван обкомом партии и направлен директором Иркутской пимокатной фабрики, где проработал до февраля 1939 года.

                 В феврале 1939 года был утвержден секретарем Шиткинского РК ВКП(б) и работал по февраль 1942 года.

                После решения ЦК ВКП(б) об организации при МТС и совхозах политотделов, решением бюро ОК ВКП(б) был утвержден начальником политотдела МТС Большая Елань Усольского района, где и работал до упразднения политотделов, до июня 1943 года.

                С июля 1943 года по октябрь 1944 года работал секретарем РК ВКП(б) по кадрам Усольского райкома партии.

                С октября 1944 года по май 1946 года – председатель Усольского райсовета депутатов трудящихся.

                С мая 1946 года по сентябрь 1951 года – директор Вознесенского леспромхоза Голуметского района.

               С октября 1951 года был утвержден и назначен управляющим Иркутским городским трестом зеленого хозяйства («Горзеленхоз»). Работал до декабря 1953 года.

               С декабря 1953 года работает председателем укрупненного колхоза им. Маленкова Усольского района, в дальнейшем переименованный в колхоз «По заветам Ленина», работал до июля 1959 года.  В августе  1959 года Прокопьев М.И. от обязанностей председателя колхоза был освобожден.

            Работая на Иркутском кожзаводе, в 1924 году вступил в ряды Ленинского комсомола, состоял в нем до 1938 года, в 1927 году – в ряды коммунистической партии. Партстаж с октября 1927 года, принят Маратовским РК ВКП(б), номер партийного билета 1933163. В других партиях не был, в оппозициях не участвовал, член профсоюза с 1925 года. Образование – незаконченное среднее, окончил 3 курса Дальневосточного коммунистического университета в г. Хабаровске. Политически грамотный, дисциплинированный морально устойчив. Принципиален, требователен, отзывчив.

             В июне 1945 года Президиумом Верховного Совета СССР награжден медалью «За доблестный труд» в период Отечественной войны 1941-1945 гг.,

29 апреля 1957 года награжден медалью «За освоение целинных земель» за хорошую работу на освоении целинных и залежных земель в колхозах и совхозах области.

*   *   *

      Бурмакина Татьяна Виссарионовна родилась в селе Шиткино Шиткинского района Иркутской области в январе 1905 года в семье крестьянина-бедняка. До 1925 года работала в хозяйстве родителей, а также по найму у кулаков.

             С марта 1926 года по август 1926 года работала в Шиткинском народном суде делопроизводителем. В августе 1926 года Шиткинский РК ВКП(б)  командировал т. Бурмакину на месячные курсы райженорганизаторов в г. Канск. После окончания курсов, т.е. с сентября 1926 года по сентябрь 1928 года она работала райженорганизатором в Шиткинском райкоме ВКП(б).

              В сентябре 1928 года была командирована в г. Красноярск в совпартшколу, где проучилась до августа 1930 года.

               После совпартшколы была отправлена  в Бейский район инструктором массовиком Райколхозсоюза в селе Бея, где проработала до марта 1931 года.

               В марте 1931 года Бейский РК ВКП(б) перевел её на работу обществоведом в Бейскую школу крестьянской молодежи, где работала до августа 1932 года. В августе по семейным обстоятельствам переехала в Тайшетский район и работала обществоведом в железнодорожной школе до ноября 1932 года.

                С ноября 1932 года Тайшетский РК ВКП(б) переводит её в на работу в райком партии  завженсектором, где и работала до января 1934 года.

                В январе 1934 года решением Вост.- Сиб. Крайкома была переведена на работу в Шиткинский район, где была до августа 1934 года инструктором райкома. С августа 1934 года была переведена на работу районным инспектором Нархозучета, проработала до декабря 1937 года.

                В декабре 1937 года Бурмакину избирают 3-им секретарем Шиткинского райкома ВКП(б). В мае 1940 года её утверждают секретарем по кадрам Шиткинского РК ВКП(б), работает она в этой должности до июня 1943 года.

                В июне 1943 года т. Бурмакину утверждают заместителем председателя исполкома Райсовета и заведующей отделом Гособеспечения и бытового устройства семей военнослужащих.

                С ноября 1946 года она работает в системе торговых организаций в должности заведующей Шиткинским райторготделом. В апреле 1947 года она освобождается от этой должности по семейным обстоятельствам. 

             Член партии с февраля 1927 года, принята была Шиткинским РК ВКП(б), партбилет № 1934265. В комсомоле состояла с 1925 года по 1929 год, в других партиях не была, в оппозициях не участвовала. Образование низшее, окончила 2-х годичную совпартшколу в г. Красноярске. Политически развита, умеет правильно разъяснять решения партии и правительства, но в работе мало инициативна, мало принимает самостоятельных решений, организаторские способности слабые. Дисциплинированная, идеологически выдержанная.     

*   *   *

    Запекин Матвей Григорьевич родился 21 августа 1908 года в семье крестьянина-бедняка в дер. Журбанская Белынковской волости Климовского уезда Могилевской губернии. Родители до 1913 года занимались крестьянством, хозяйство было бедняцкое, в 1913 году по плановому переселению переехали в Сибирь, в Иркутскую губернию дер. Шаманка Верхоленского уезда. Завели свое хозяйство, после 1917 года оно стало середняцким. В 1924 году переехали в дер. Ивашка Перовского района Сибирского края. Здесь своего хозяйства не было, работали по найму и занимались промыслом. В мае 1926 года переехали в село Шиткино Шиткинского района. До 1928 года своего хозяйства не было, работали по найму и на плотницких работах. В 1928 году отец завел свое хозяйство в д. Иваново Шиткинского района, оно было бедняцким до 1936 года. В январе 1936 года вступили в колхоз, в колхозе отец работал до 1938 года, в 1938 году из колхоза вышел и устроился на работу рабочим в Заготскот.

                 Матвей Григорьевич начал свою трудовую деятельность с 1920 года в хозяйстве отца, работал по март 1924 года. В 1924 году вместе с родителями переезжает в д. Ивашка Перовского района.

                С марта 1924 года по май 1927 года – батрак, работал по найму у кулаков в дер. Ивашко и Шиткино.

               С мая 1927 года по ноябрь 1927 года работал пильщиком в леспромхозе в Тайшетском районе.

                С сентября 1927 года по апрель 1928 вновь батрачил у кулаков с. Шиткино. С апреля по октябрь 1928 года работал пильщиком при Шиткинском райисполкоме.

                 С октября 1928 года по август 1930 года работал в хозяйстве отца в дер. Иванов мыс Шиткинского района.

                В августе 1930 года был взят в РККА, г. Канск, в 120 стр. полк и зачислен в полковую школу, окончил в ноябре 1931 года, был аттестован командиром отделения и в 1932 году остался на сверхсрочную службу, младшим командиром взвода. В РККА прослужил 4 года.

              С ноября 1934 года по июнь 1935 года работал председателем РайОСО в Шиткинском районе.

               В мае 1935 года решением Шиткинского РК ВКП(б) был взят на работу в РК ВКП(б) зав. учетом.

               В октябре 1935 года был послан на курсы пропагандистов в г. Иркутск. По окончанию курсов в мае 1936 года был утвержден Крайкомом ВКП(б) штатным пропагандистом.

             С мая 1936 года по ноябрь 1937 года был послан на работу в Шиткинский РК ВКП(б) штатным пропагандистом.

              На 13-й Шиткинской районной конференции, проходившей в ноябре 1937 года, был избран секретарем райкома комсомола и проработал им до февраля 1939 года. С февраля по июнь 1939 года работал инструктором Шиткинского РК ВКП(б).

             В июне 1939 года был вызван на сборы в лагерь Мальту, воинская часть 7177.  В августе командирован в Монголию в 57 с. д., где прослужил до 15 января 1940 года, участвовал в боях  в районе реки Халхин-Гол по разгрому японских захватчиков. В армии был командиром роты.

              С января 1940 года по июнь 1944 года – заведующий военным отделом Шиткинского РК ВКП(б).

              С 1 июня 1944 года освобожден от должности зав. военным отделом в связи с переходом на другую работу – заведующего мат. отделом исполкома, зав. сектором кадров при председателе райсовета депутатов трудящихся Шиткинского района.

             Кандидатом в члены ВКП(б) был с1935 года, член партии — с ноября 1937 года, принят Шиткинским РК ВКП(б) , номер партбилета 1338535.

В комсомол вступил в 1930 году в Шиткинском РК ВЛКСМ. Образование  — сельская школа 4 класса, пропагандистские курсы при Крайкоме ВКП(б) в Иркутске.

                  Матвей Григорьевич в идейно-политическом отношении устойчив и выдержанный, обладал большим опытом в партийно-комсомольской руководящей работе.

*   *   *

ВСК  4 ноябрь 1930 г.

Постановление №6  Оргкомитета ВЦИК ВСК О введение всеобщего обязательного начального обучения (ЦИК СССР  от 12 августа 1930 г. ) — вводится обязательно е обучени е детей возраста 8 -910 лет по программе нач школы 1 ступени

Прим: в Шиткинском ( и еще в 9) введение начального обязательного обучение отсрочено было до осени 1931 г. по причине — распыленность населения, культурная отсталость, В  фабрично-заводских поселках (!!!!) — Тайшет — обучение с 1 апреля 1931 г. обязательно е обучение в объеме школы 7-летки для всех детей кончивших в этом году школу 1 степени  Для детей — переростков  — 11-15 лет — создавались спец классы на 1930-1931 уч год,  За отказ посылать детей в школы  — предупреждения, штрафы 100 руб., а на селе 10 руб, принудительные  работы.

*   *   *

ВСП 3 декабря 1930 г. «Мы считаем низким — учить неграмотных. » — так заявляют ликвидаторы в селе Шиткино. В с.Шиткино Шиткинского района члены СТС и СХЛР (профессиональный союз сельскохозяйственных и лесных рабочих СССР (сельхозлесрабочих) отказываются работать по ликвидации неграмотности, хотя их, как менее загруженных, месткомы выделили для ликвидации неграмотности. Вот дополнительные фразы нежелающих работать по ликвидации неграмотности.  Низовцев, зав лавкой  райпо  , заявил «Я считаю для себя низким заниматься с неграмотными».

Артюх, работающий  деловодом, заявил, : «Как же я буду ликвидировать неграмотность, когда на мне лежит ответственность за весь район. Не могу».  Это его не первый отказ выполнять общественную нагрузку.

Избера, бюрократ и чиновник, работает секретарем райпо. Он считает себя еще более ответственным  работником, тут уж не подходи вовсе, а то забрызгает слюной.  Не место таким в союзе, нежелающим выполнять общественную нагрузку,  тогда как район является самым отстающим  в крае, в котором 70% населения неграмотно. ТУРОВ  и ЮШИНА

*   *   *

ВСП  3 декабря 1930 г. мобилизация денежных средств — боевой участок классовой борьбы.  Выполнение финплана — деньги для пятилетки , важные. Кроме обязательных платежей было важно собрать как можно больше добровольных платежей — займы, платежи в коооперации, вклады, самооблажения,  , сбор с кулаков   Шиткинский район был помещен на черную доску в ВСП за плохое выполнение финплана — всего 30.3 % финплана, надо сказать что это не худший показатель — Читинский 24.4 %, Красноярский 17.1%, Н-Ингашский 22.9% и т.д.

*   *   *

ВСП февраль 1931 г.   Грозят неграмотным каталажкой.  До приезда бригады КРАЙОНО  в феврале 1931 г. по Шиткинскому району никто не занимался ликбезработой! Ни профсоюзы, не система кооперации, На пуннктах лесозаготовок никто не занимается культработой. На участке Тремино есть ликпункт но он работает слабо. Красный уголок никто не посещает. Лестрест и сельсовет объясняют слабую работу отсутствием работников.

    Председатель Черчетского сельсовета  по отношению к неграмотным  применяет административные меры. Если он узнает  что кто-либо из неграмотных  не был на ликвпункте , вызывает к себе  и справляется о причинах непосещения, а затем  заявлет:

     — Если ты завтра не  не пойдешь на ликпункт — сгною в каталажке.

    До приезда бригады РАЙОНО и Райштаб точно не знали  сколько в районе работает культармейцев. Бригада провела ряд раъяснительных  работу  и завербовала  404 культработника. Организовала 4 новых ликпункта, которые охватили 89 неграмотных и также наладила работу старых ликпунктов.  М.»

*   *   *

Письмо районного слёта охотников Шиткинского района

Выполнить план пушных заготовок досрочно.

Ко всем колхозникам, трудящимся — единоличникам, охотникам промысловикам Восточно-Сибирского края

     Мы, охотники-ударники, колхозники , трудящиеся единоличники, участ­ники слета, учитывая, что добыча пушномехсырья составляет в доходах народного хозяйства не последнее мес­то, а наш Восточносибирский край о количеству и стоимости, добываемой   экспортной пушнины находится на первом месте в Советском Союзе, в целях быстрого выполнения плана пушных заготовок в решающих IV квартале 34 г. и нервом квартале 1935 г. решили добиться улучшения качества  сбываемой пушнины путем своевременнoro выхода на промысел и правильной первичной обработки шкурок и этом самым повысить доходность охотника и государства.

   У себя па слете мы проработали и  обсудили важнейшее постановление  Совнаркома СССР от 11 августа 1934 года «О мероприятиях по обеспечению выполнения плана пушномехсырьевых  заготовок в 1934-1935 г.». Мы все, как один, одобряем эти решения, где указано в первую очередь на недостатки  и слабость работы заготовителей пушнины, а также на слабое содейст­вие в работе заготовителям со стороны краевых и районных исполнительных комитетов, на слабую массово-воспитательную работу с охотниками, недостаточное внимание к их матери­альным нуждам и т. д.  

     Наш Шиткинский район в пушно-меховом хозяйстве Восточносибирского края по добыче пушнины занимает одно из первых мест в числе магистральных (кроме северных) районов и на­до прямо сказать, что планы решаю­щих кварталов 4-го о 1-го в 1934 году мы не плохо выполнили.

    Лучшие наши охотники не плохо дрались за взятые на себя обязатель­ства по хоздоговорам, но это не значит, что у нас все хорошо. Недостат­ков очень много, массовая работа с охотниками была поставлена слабо. Охотник зачастую несвоевременно снабжался, недостаточно велась борьба со лжеохотниками, рвачами, лодырями, не пополняющими своих обязательств.  Правления  колхозов задерживали лучших охотников и зачастую к выделению охотников относились формально, не вели решительной борьбы с ло­дырями и рвачами, разлагающими труддисциплину в колхозах.

В этом году прошла всесоюзная пе­репись охотников промысловиков, ко­торая, безусловно, помогла очистить ряды охотников от классово-чуждых элементов, лжеохотников, лодырей, рвачей. У нас в районе в этом году ор­ганизовано охотничье промысловое хозяйство с припиской промысловых участков в определенным колхозам, промколхозам и группам охотников единоличников. Наше приписное  хозяйство будет теперь работать по производ­ственному плану под руководством со­вета охотничьего хозяйства и специалиста охотоведа. Договорная кампания прошла лучше, чем в прошлом годy. На промысел выйдет более 500 охотников, которые по постановлению  СНК   и Крайисполкома полностью ос­вобождаются на все время охоты от всех остальных работ в колхозе. Кроме того мы добьемся массового выхода на промысел всех способных пойти в тайгу.    

Дорогие товарищи! Мы призываем вас присоединиться в следующим на­шим обязательствам.        

1. Мобилизовать всю охотничью колхозную массу и трудящихся единоличников  на ударную работу за досрочно выполнение в районе плана зернопоставок, финансового плана, мясопоставок и  др. важнейших кампаний, чтобы дать еще большую возможность своевременно и организованно выйти на промысел по хоздоговорам н в мас­совом порядке.

2. Мы ставим задачей перед заго­товителями, правлениями колхозов и охотбригадами: до начала выхода охотника в тайгу под руководством сель­ских советов, партийных и комсомоль­ских организаций провести массовую проверку готовности выхода охотников на промысел, обеспечить охотника охотбоепряпасами, орудиями лова, пе­ревозочными средствами, продуктами питания и одеждой. Улучшить матери­альное обеспечение семьи охотника. Проверить готовность промысловых избушек, своевременную высылку людей в тайгу по проверке и ремонту плашек, организовать культурно-бытовое обслуживание охотника в тайге. Поставить правильный учет и расходо­вание продовольственных и промтоварных фондов, охотбоеприпасов, своевременное представление оперативных  сводок по движению промтоварных  фондов, подготовку к отгрузке пушномехсырья, своевременный сбор добы­той пушнины и ее отгрузку, правиль­ную сортировку и т. д.

3. Выполнить и перевыполнить  взятые на себя обязательства по догово­рам на пушнину и мехсырья в уста­новленные сроки и по видам, организовать борьбу за план ленинским мето­дом социалистического соревнования и ударничества, с обязательным охватом всех охотничьих бригад и каждого охотника в отдельности. Установить проверку соцдоговоров через комиссии содействия экспорту один раз в месяц.

4. В ответ на постановление СНК Союза ССР, мы берем на себя обяза­тельство всемерно бороться за повышение качества добываемой пушнины путем правильной первичной обработки, решительно борясь с несвоевре­менным выходом на охоту, браконьер­ством.

    Мы, охотники-ударники, методом социалистического труда н ударничест­ва будем бороться за право получения значка, установленного постановлени­ем СНК для лучших ударников охот­ников, систематически выполняющих и перевыполняющих свои обязательст­ва по сдаче пушнины государству.

     Обязуемся правильно организо­вать промысел в своих приписных участках охотхозяйства как с боя (ружь­ем), так и ловушками (плашками, капканами), своевременно устранить захват чужих угодий, намеренность  перехода и хождение по чужому плашнику.

    Полностью до конца охоты использо­вать время сезона 4-го квартала, уп­лотнить рабочий день промысла. Добиться образцового промысла плашником, наилучшего оборудования плашника, осмотра плашника не ме­нее двух раз в неделю.    Ох­ранять границы своих участков, помогая в этом деле выборной охотстраже хозяйства.

Слет постановляет вызвать на соц­соревнование охотников соседних Тайшетского и Н.-Удинского районов, на основе принятых обязательств досроч­но выполнить план  пушномехсырья  4-го квартала и рапортовать о боль­шевистских достижениях Краевому Комитету партии и Крайисполкому.

  Арбитром просим стать газету «Заколлективизацию».

Наряду с теми обязательствами, которые мы берем на себя и за которые обязуемся честно и ударно бороться, выдвигаем социалистический счет краевым заготовительным организациям, которые до сего времени затягивают своевременную отгрузку товаров и на­рядов на хлеб.

    Краевые организации до сего времени не провели в жизнь решение Крайисполкома о досрочном завозе этих товаров, в связи с чем заброску приходится проводить в условиях осеннего бездорожья, когда все рабочие руки на счету по заканчиванию хлебо­уборки и зернопоставок. Решение Крайисполкома не выполняется также в части подбора ассортимента това­ров, необходимых для охотника: печи, железо для печей, топоры, котелки, стекло, пистоны красной меди; смазочные материалы для оружия на про­мыслах отсутствуют. Выдвигаем тре­бование о заброске этих товаров не позднее 1-го декабря.

В борьбе за советский экспорт вы­ведем наш край из позорного проры­ва по пушнозаготовкам, перекроем прорыв перевыполнением плана 4-го квартала, выдвинем  из своих рядов сотов и тысячи передовиков охотников-ударников.

    Да здравствует Коммунистическая партия большевиков и  наш любимый вождь и учитель т. Сталин!

Да здравствует Краевой комитет партии  и  наш лучший ударник т. Ра­зумов ! (секретарь ВКПб Восточно-Сибирского края- Е.С.)

                            Принято единогласно 48 делегатами

(За коллективизацию, №147, 1934 г.)

*   *   *

   В экономике Шиткинского района, несмотря на ограниченность с\х угодий, преобладание лесных площадей , колхозов было гораздо больше чем промышленных предприятий. Пахотных земель здесь было около 28 тыс. га, сенокосов 22 тыс. га, пастбищ 10 тыс га, а это всего 2.6% территории района. К 1940 г. в районе было 33 колхоза, ни одного совхоза, 7411 колхозников, в с.Шиткино » образован колхоз » 12 лет Октября», 118 колхозников, 58 дворов, 790 га.  Ниже приводим газетные материалы о сельском хозяйстве Шиткинского и Тайшетского районов.

«Восточно — Сибирская Правда,  5 октября 1930 г.

За новый, мощный прилив в колхозы!

   «В Канском , Тайшетском, Шиткинском и Ингашском районах коллективизация  предоставлена самотеку. Только безнадежный правый оппортунист  может рассчитывать, что широкие массы крестьянства пойдут в колхозы самотеком. Основной формой коллективного хозяйства для данного периода является сельхозартель.  По-большевистски  организовать и возглавить  новый подъем  коллективизации . Осушить  оппортунистическое болото !  От нашего спец.корреспондента.  Межрайонное совещание в Канске:  …За летний период прилив в колхозы был крайне незначительным….Тайшетский район дал прирост в 61 хозяйство, Нижний-Ингаш — 117 хозяйств, Шиткинский — в 70 хозяйств.  Массовой работы в этом направлении не ведется , все идет самотеком».

*   *   *

     «…Тайшетский район выполнил план хлебопоставок на 5 ноября всего на 69%  (по краю 54.2%) Причина — отсутствие нажима на кулака! Хлеб по твердым заданиям для кулаков  в Шиткинском районе собрали всего на 40%, по Тайшетскому на 73 %»

*    *    *

ВСП 18 ноября 1930 г. Взять на буксир Шиткинский район-49% выполнения год.плана хлебозаготовок !  По краю объявлен двухнедельник выполнения плана хлебопоставок! немедленно изъять хлеб в кулацко-зажиточных хозяйствах! Председатель краевеолй хлебной тройи Леушин. до 1 декабря сдать хлеб

*   *   *

«За беспотерьную уборку»

     Организовать борьбу с потерями при уборке урожая — это одно из серьезней тих требований июньского пленума ЦК партии, одна из важнейших задач  уборочной кампании. В условиях, ког­да край (Восточно — Сибирский край – Е.С.) добился высокого урожая, когда колхозники имеют все объективные условия для того, чтобы уже в теку­щем году стать зажиточными —  организация беспотерьной уборки приобрета­ет исключительное значение. Между тем, практика уборочных работ застав­ляет бить тревогу. В некоторых колхо­зах потери на косовице, вязке молоть­бе вырастают до огромных размеров, достигая 25 и выше проц. к урожаю.

       Мы имели возможность ознакомить­ся с работой десятков колхозов Н.-Удинского, Шиткинского и Тайшет­ского районов. Только единичные кол­хозы («Память Ильича», Тайшетского  района) сумели снизить потери, воспитать колхозников так, что они болеют за каждый потерянный колос. В боль­шинстве колхозов этих районов поте­ри огромны и, что самое страшное, это никого не тревожит. «Где пьют, там и льют».  У хлеба не без крох»— вот, к сожалению, широко еще рас­пространенные поговорки. Среди бри­гадиров, председателей колхозов и даже районных работников  сильна «тео­рии» естественной убыли, хозяйствен­ных потерь.

    Совершенно понятно, что такая, с позволения сказать, теория только размагничивает передовиков беспотерьной уборки. Совершенно понятно, что при наличии таких настроений с каж­дым днем перестоя хлебов возрастают потери, с каждым днем снижается до­ход на трудодень в колхозе, гибнет государственный хлеб в совхозах.

    Ни в одном колхозе этих районов мы не нашли плана борьбы с потерями. Больше того, к потерям уже так привыкли, что их не видят, а если и замечают, то «доказывают», что поте­ри столь незначительны, что говорить о специальном плане борьбы с ними даже смешно…..

     Саймонов, председатель Старо-Акульшетского колхоза (Тайшетский  район) считается одним нз лучших руководителей колхозов, но и на его полях потери достигают до 26 проц.   урожая .

      Примерно такое же положение имеем в Синякинском, Байроновском, Тало- Ключинском  Замзорском, Шиткинском и ряде других колхозов.

     По каким линиям идут потери?

    Самые большие потери имеем за счет неправильной организации машинной уборки. Срезанные колосья—  наиболее распространенный вид потерь. А что дает осыпание зерна?

     На пшеничных полях Байроновского свиносовхоза зерно можно подбирать горстью. В Старо-Акульшетском колхозе  при вязке каждого слепа те­ряется от 25 до 40 грамм зерна. Ес­ли примем, что в  этом колхозе имеет­ся на гектаре 100—1200 снопов — поте­ри одним только чистым зерном до­стигают в среднем 30 кило на га.

Большой уран зерна имеем при сбра­сывании хлеба с машины, при пере­носке и вязке снопов, копнения, пе­ревозке хлеба на ток. Не меньшие по­тери имеем и на плохо подготовлен­ных, неукатанных токах. В Коноваловском колхозе (Тайшетский район) мы безошибочно устанавливали по состоя­нию хлебов места  прошлогодних то­ков.

…..Неправильное копнение, плохая организация полевой сушки ведут к значительному прорастанию хлеба в снопах. (Иргей, Нижняя Заимка др.).

     До сих пор не преодолено пренебрежитепьное отношение к зерноуловителям. Обычно их нет, а если где и установлены, то редко очищаются. Так в Старо-Акульшетском колхозе мы видели зерноуловители до такой степени плотно набитые сорняками и зерном, что их даже не сразу удалось очис­тить. Председатель колхоза «За боль­шевистские темпы» только после на­шего настоятельного требования распо­рядился установить зерноуловители.

      Особое место в борьбе с потерями занимает охрана урожая от хищений и потрав. За полтора месяца нашей работы в этих трех районах (Шитка, Тайшет, Н.-Удинск) мы только два раза встретились с объездчиками и то не на полях, а в селе. Мы часами ходили по полям и никто все же не заинтересовался тем, что мы у хлеба делаем.

….

    Ни в одном колхозе этих районов мы не видели дозорных вышек. Вме­сто этого мы видели обвалившиеся поскотины, сорванные ворота поско­тин, беспризорно бродящий скот.

 Исключительная терпимость прояв­ляется к кражам урожая огородных культур.  …

    Дальше так продолжаться не мо­жет. Потери при хлебоуборке настолько велики, что уже сегодня, сейчас же необходимо примять самые решитель­ные меры в сбережению, в охране  урожая.

    Организация массового сбора колось­ев, переключение работ на косовица, вязке и перевозке снопов с дневных на ночные и ранние утренние часы, обязательная вязка снопом на фартуках (мешковине), подстилка на теле­гах, запрещение обмолота на неукатанных, расположенных прямо на стерне токах — вот часть нужных в легко осуществимых мероприятий.

     Производственные совещания, сбор предложений о беспотерьной уборке помогут избегнуть потерь в дальнейшей работе, обеспечат колхозникам полно­ценный, высокодоходный трудодень.

      Крепче удар по антисоветским «тео­риям» неизбежности потерь! Больше­вистский урожай должен быть и уб­ран по-большевистски!

Лигетти. (За коллективизацию, №127 , 1934 г.)

*   *   *

«Ваня Силантьев — делегат съезда

 (колхозников — ударников Восточно-Сибирского края — Е.С.)

      Дневная норма пахоты—0,70 га. а Силантьев Ваня, молодой пахарь из колхоза им. Калинина Шиткинского района во время сева ежедневно пахал по 0,85 га. Не  сдает темпов на паравой. Силантьеву за 5 лет, за примерную работу премирован 3 раза. Лошади, на вторых он работает, выше средней упитанности, Несмотря на то, то в колхозе имеется конюх, он лично сам ухаживает за ними, что дало возможность повысить норму выработки пахоты.  Т. Силантьев избрали делегатом на съезд колхозников-ударников, там он расскажет как работал и крепил колхозное хозяйство, как строил большевистский  колхоз. Ваню в колхозе  любят и уважают, считая его лучшим ив лучших, ровняются по его работе, по   его отношению  к колхозной  соб­ственности»  

(За коллективизацию, №86 , 1934 г.)

*   *  *

Самоотверженно драться на каждом участке Шиткинский район и партийная конференция

Восточно-Сибирская правда, 28 декабря 1930 г.

Статья И. Бялого

     Перед районной партийной конфе­ренцией стояли ответственнейшие задачи борьбы за генеральную линию партии. Конференция с соответствую­щей резкостью поставила вопрос о борьбе с уклонами от генеральной линии партии и, в частности, о борьбе с новым антипартийным блоком Сырцова — Ломинадзе. Конференция подчеркнула особенную актуальность борьбы с сырцовщиной в округах   Сибкрая, где сырцовщина в течение  ряда лет насаждалась, как организа­ционными мероприятиями, так и пу­тем распространения оппортунисти­ческих установок Сырцова («накоп­ляйте в добрый час» и др.). Вместе с тем перед конференцией стояли се­рьезнейшие задачи борьбы с оппор­тунизмом, мешающим практически осуществлять генеральную ливню партии в самом Шиткинском  районе.

     А огромных недостатков в работе, являющихся результатом влияния са­мого махрового оппортунизма, в шиткинской организации можно зафик­сировать не мало. Остановлюсь на важнейших из них.

    По сведениям райколхозсоюза. в Шиткинском районе процент коллек- тивизированных  бедняцко — середняцких хозяйств за время с 1-го октя­бря по 1-ое декабря поднялся  с 15,7 до 17,6. Непосредственное знакомство с партийной работой в       ряде колхозов не показывает, что этот  двухпроцентный подъем отнюдь не является результатом   повышения качества.

    В Бузыканово колхоз возник в прошлом году , объединяет 64 хозяйства, в числе которых имеется значительная группа середняков. На­строение колхозников, в том числе и середняков, чрезвычайно бодрое; господствует твердая трудовая дисцип­лина и здоровая производственная атмосфера; о своей прошлой работе в качестве единоличников говорят иронически. В течение последних двух недель подали заявления о вступлении в колхоз 34 новых хо­зяйства. При чем большинство из по­давших — середняцкие хозяйства. Совершенно несомненно, что бузыкановский колхоз уже сейчас является серьезным фактором социалистиче­ского преобразования деревни и имеет богатейшие перспективы в самом близком будущем.

     Однако, эти позиции в деревне колхоз завоевал несмотря на огромнейшие недостатки в руководстве его работой. Так, до самого последнего времени ни один член колхоза не знает размера своих доходов; с мо­мента образования колхоза ни разу не было подсчета доходов, что, впро­чем, имеет место абсолютно во всех колхозах Шиткинского района. Каж­дый колхозник свой заработок опре­деляет на глаз, свое теперешнее мате­риальное положение, по сравнению с прошлым, когда он был единолич­ником, — тоже определяет на глаз. И если он уверен в  прочности своего положения и для коллективного хо­зяйства работает не с меньшей, а да­же с большей напряженностью и  энтузиазмом, чем раньше для своего индивидуального хозяйства; если он оказывается способным заразить единоличника и вербовать новые широ­кие пласты крестьянства в колхоз.— то объясняется это тем, что, несмотря на преступную  неповоротливость соответствующих наших организаций, колхоз сумел уже на практике показать, фактами повседневной жизни сумел довести до сознания широких слоев крестьянства преимущества социалистической формы хозяйства.

    Бузыкановский колхоз не являет­ся исключением в районе. Такое же положение  имеет место и в Пойминском и кое-где еще. Однако, далеко не везде. В целом в ряде колхо­зов района совершенно нет середня­ков и нет прилива новых членов. Это обстоятельство объясняется низким качеством нашей работы.                                                        

Самотетчик — прямой помощник кулака

Так, в с. Шалаеве колхоз оборудо­ван значительно лучше бузыкановского колхоза (имеется трактор, сравнительно хорошие дворы, как для крупного, так и для мелкого скота). В смысле руководства дело в общем обстоит тоже не хуже, чем в Бузыканове, и все-же он состоит из одних только бедняков и батраков и совер­шенно не имеет прилива новых чле­нов. Объясняется это тем, что он ра­ботает на уставе коммуны.

        Партийная ячейка разводит рука­ми перед фактом выжидательного настроения середняка и  беспомощно ждет того момента, когда и про их деревню можно будет сказать, что «середняк пошел в колхоз». А между тем, достаточно было бы создать в этом селе более простые виды кооперации, как наступил бы решитель­ный перелом в смысле охвата серед­няка колхозным движением. Харак­терно, что во всем районе нет ни од­ного ТОЗа, и руководитель райколхозсоюза, делая специальный доклад на райпартконференции  о коллекти­визации в районе, не мог ответить, в каких селах он считает целесооб­разным их создавать.                   Существовав­шие в районе в 1929 г. несколько ТОЗов перешли на устав сельско-хо­зяйственной артели, и райколхозсоюз в отношении ТОЗов может ска­зать только то. что в районе их больше но имеется.                  

   Практика самотека имеет здесь прямо таки классический характер. Ячейка и даже районные организации только фиксируют, что складывает­ся в результате общего года собы­тий в с. Шелаево. В результате рос­пуска лжеартели, владевшей тракто­ром, и использования дворов и  ско­та раскулаченных кулаков, образо­валась сильная бедняцко — батрацкая коммуна, а партячейка благополучно ждет, когда середняк «сазреет» до коммуны. Даже организовать показ преимуществ колхозов над единоличными хозяйствами ваша организация в районе до сих пор оказывают­ся не в состоянии и предоставляют каждому крестьянину самому по своему определять «баланс» колхоз­ного производства.

     Тот прилив в колхозы, который мы имеем в Шиткинском районе в настоящее время, является результатом того, что сама жизнь доводит до сознания крестьянства решающие пре­имущества социалистической формы хозяйства. Эго положение показыва­ет, каких огромных достижений мы добились в области колхозного строительства. Оно свидетельствует о перспективе быстрого и сильного расши­рения колхозного сектора в самое ближайшее время. Но наряду с этим оно с исключительной остротой ста­вит задачу борьбы с оппортунизмом напрактике,ибо оппортунистиче­ская практика самотека является ос­новным тормозом колхозного движе­ния. Самотетчик объективно является прямым помощником кулака в его отчаянной борьбе против социалистического наступления.

                            Неумение организовать массы против кулака — основной порок

    Основным пороком Шиткинской партийной организации является не­умение поставить работу с массами, неумение мобилизовать массы на борьбу против кулацкого сопротивления. Это резко ощущается и в обла­сти колхозного строительства, и при выполнения всех хозяйственно — по­литических кампаний. Систематиче­ская работа над мобилизацией поли­тической активности бедноты совер­шенно отсутствует. Группы бедноты не функционируют. Среди некоторой части бедняков — колхозников господствуют потребительские настроения, по партийные ячейки не ведут систе­матической работы для их преодоле­ния. В деревне очень часто бывают свои события, вызывающие огромный интерес во всем селе и встречающие различное отношение со стороны на­шей опоры в деревне и наших клас­совых врагов. В этих случаях партийные  ячейки также не умеют взять руководство в свои руки.

     Мне пришлось присутствовать на заседании суда, на котором разбира­лось несколько дел о невыполнении твердых заданий по хлебозаготовкамкулаками и одно дело членов коммуны бедняков, растративших комму­нальные деньги. На заседание суда стеклось все село, включая стариков и детей, аудитория не менее, чем в 200 чел. выждала добрых 2 часа, в течение которых происходило сове­щание суда. Совершенно ясно, что  в разговорах, которые в деревне дол­го будут итти по поводу этого за­седания, кулак и его агенты употре­бят всю свою изворотливость, что­бы провести свою тенденцию и ос­лабить политическое впечатление, произведенное решением суда. Пар­тийная же ячейка ни до суда, ни после него даже не пошаталась мобилизовать на этом политическую ак­тивность масс. Батраки, бедняки-колхозники, красные партизаны (кото­рых, кстати сказать, в Шиткинском районе насчитывается около 12 про­центов), не были на этих конкретных случаях классовой борьбы и социа­листического наступления организо­ваны для последовательной борьбы против кулацкого влияния в дерев­не.

     Неумение партийных ячеек моби­лизовать массы на борьбу против врагов социалистического наступле­ния является худшим видом оппор­тунизма и неизбежно сопровождает­ся другими многочисленными про­явлениями право-«левого» оппорту­низма.

    Так, например, в селе Бузыканове, где хотя и имеется сильный прилив в колхоз, но совершенно от­сутствует работа с беднотой и крас­ными партизанами; где в клубе артели нет ни одной книги и ни одной газеты; где, короче говоря, господст­вует полное игнорирование массовой работы, был обнаружен следующий факт.

    С августа месяца по настоя­щее время лежит без движения 14 заявлений о вступлении в партию. Подавшие заявления состоят из бат­раков и бедняков, бывших в свое время красными партизанами, явив­шихся первыми организаторами бузыкановской артели и ведущих в на­стоящее время активную обществен­ную работу.

     Все, у кого приходилось спраши­вать об этих товарищах, начиная от председателя артели и кончая секре­тарем комсомольской ячейки, дают о них самый лучший отзыв. Почему же их заявления столько временя мари­нуются? Потому, оказывается, что нет поручителей, т. к. в Бузыканове только кандидатская группа. Ни чле­ны партии из районного центра, ни различного рода уполномоченные, которые неделями живут в Бузыканове, не пришли па помощь бузыкановской кандидатской группе. Если бы ни  одна случайность 14 бесспорных кандидатов в партию так бы и не были приняты, и кандидатская ячейка в селе Бузыканове могла бы расти только за счет приезжих. Оппортуни­стической беспечности, проявленной здесь в отношении роста партийной организации, подлостью соответствует отмеченная выше беспечность в от­ношении организации масс на борь­бу с классовым врагом за социализм.

                            Букет оппортунизма в учлеспромхозе

    Наиболее ярким примером того, как оппортунизм па практике оказывается прямым пособником классово­го врага, является положение, которое перед районной партийной конференцией было обнаружено в учлеспромхозс, действующем на территории Шиткинского района. Все снабжен­ческие операции учлеспромхоза оказалисъ переданными в бесконтрольное ведение ловкого дельца, ссыльного спекулянта. Этот деятель сам произ­водит заготовку мяса для снабжения рабочих и служащих, к тому же по вольным ценам. Он же закупает у крестьян лошадей для леспромхо­за, организует производство саней, веревки. Материал для всего этого закупает он же. Ему поручена по­шивка прозодежды, в его ведении находятся пошивочные мастерские. Короче говоря, ловкий спекулянт оказался незаменимым работником как раз в той области, где проконтроли­ровать его совершенно невозможно, где он имеет возможность, устанавливая рыночную связь с единолични­ком, срывать наши заготовки, помо­гать капиталистическим элементам и оказывать сопротивление социалистическому наступлению. Причем, насколько свободно он себя в этой роли чувствовал, видно хотя бы из следующего факта: при наведении справок о расходовании фуража мне бы­ло сообщено, что овес ежедневно вы дается на 40 лошадей, а в списках учлеспромхоза оказалось всего толь­ко 6 лошадей.

    Факты из других областей деятельности учлеспромхоза лишь дополня­ют эту картину. Так, например, учлеспромхоз и течение длительного времени настойчиво требует от Шиткинского РИКа доведения плана лесозаготовок до середняцкого и  бедняцкого двора; вместе с тем, договор  по лесозаготовкам не проработаны не только с единоличниками, но и  в колхозах, и учлеспромхоз требует, что бы колхозы давали рабочую силу без договоров. В результате всего этого лесозаготовки в Шиткинском районе совершенно не подготовлены, что не помешало, однако, заведывающему учлеспромхозом на районной партийной конференции выступить с заявлением о полном благополучии в его ведомстве. Конференция постановила снять его с работы, как явного оппортуниста, и предложила РКК привлечь  его к партийной ответственности.

      Непримиримая борьба с право-«ле­вым» оппортунизмом была заострена по всем пунктам порядка для партийной  конференции Шиткинской ор­ганизации. Конференция отличалась большой активностью делегатов. Резко критиковались ошибки различных организаций и отдельных товарищей. Однако, в ряде выступлений было не довольство резкой критикой, сквозило примиренческое отношение к взятому под обстрел оппортунизму на практике. Эти выступления встрети­ли па конференции резкое осуждение, но вместе с тем они показали, что в шиткинской районной организации примиренчество к оппортунизму имеет большое распространение.

      Шиткинская партийная организация проводит генеральную линию партии в исключительно трудных условиях. Отдаленность района, острый недостаток в кадрах специалистов (на весь район одна акушер­ка, 1 фельдшер и ни одного агронома) и партийных кадров делают борьбу за социалистическое преобразова­ние деревни неимоверно трудной. И все же Шиткинская партийная организация в целом самоотверженно де­рется на своем участке за линию со­циалистического наступления, на практике доказывая абсолютную пра­вильность большевистской линии ЦК. Открывши огонь по элементам, подпавшим под влияние классового врага, по оппортунизму па практике и примиренчеству к нему, партийная конференция Шиткинского района обеспечила усиление активности всей шиткинской партийной органи­зации в борьбе за генеральную линию  партии».

Продолжение следует


[1] Брошюра №7 серии «Тайшет — город, рожденный Транссибом», — Тайшет, 2010 г. С. 3 -19.

[2] Брошюра № 10 серии «Тайшет — город, рожденный Транссибом» — Тайшет, 2016. С.36 — 54.

 1. Путеводитель ГАНИИО — И., 2008. С 118.

[4] Большевистский путь, март 1940 г.

 588 всего просмотров,  2 просмотров сегодня

Добавить комментарий