История тайшетского участка ссыльного Московско-Сибирского тракта. Исследовательская работа

ученик 10 класса МОУ СОШ № 85

Богданов  Виктор, 2010 г.

Руководитель работы Селезнёв Е.С.,

ЦТР и ГО «Радуга»

1. Введение.

   Актуальность темы исследования. История тайшетского участка Сибирского этапного тракта никогда прежде не изучалась местными краеведами, историками. Без изучения этой темы история нашего района будет неполной, поэтому тема требует изучения. Кроме того, существования указанного участка Сибирского этапного тракта оказало большое влияние на социальное развитие нашего края. С этой точки зрения так же необходимо изучить историю, функционирование, влияние тракта, ссыльных на хозяйственную, социальную жизнь волостей, из которых впоследствии образуется Тайшетский район.

    Объектом моего исследования является — тайшетский участок Сибирского этапного, иначе говоря — ссыльного, тракта. Под названием «тайшетский участок» тракта имеется ввиду часть тракта, протянувшаяся в пределах тех волостей, из которых в 1926 г. будет создан Тайшетский район. Это такие волости как Тинская, Конторская, Алзамайская, Тайшетская. (приложение 1,2,3). Дело в том, что с 1823 г. волости создавались, ликвидировались, часть одних волостей передавалась другим. Поэтому в исследовании рассматриваются только Алзамайская, Конторская, Тинская, которые существовали до открытия Транссиба, после чего препровождение ссыльных по тракту прекращается. Ссыльных начнут перевозить железнодорожным транспортом.

     Предметом исследования является — история создания этого участка ссыльного тракта, организация движения партий ссыльных, влияние ссыльного тракта на занятия местного населения, численность ссыльных на территории волостей, из которых впоследствии образуется Тайшетский, Шиткинский районы.

    Цель исследования — обобщить опубликованные и неопубликованные сведения и воссоздать одну из страниц истории Тайшетского района.

     Задачами, которые решались в ходе  исследования, были:

— поиск и изучение различных источников по истории ссыльного тракта  вообще и особенно по тайшетскому участку;

— обобщение полученных сведений;

— определение степени влияния ссыльного тракта на занятие населения тайшетских волостей;

-определение количества ссыльных поселенцев в волостях, составивших современную территорию  района.

— определение условий содержания ссыльных на их пути по тракту;

      Новизна работы заключатся в том, что это первое обобщенное исследование истории тайшетского участка сибирского тракта. Никогда ранее такого исследования не проводилось. В работе впервые опубликованы важные исторические сведения по теме исследования.

      Работа имеет важное практическое применение — её можно использовать на уроках истории, различных краеведческих мероприятиях.

     Хронологические рамки исследования — 1822 г. — 1897 г. Начальная дата — это создание ссыльного Сибирского тракта. Официальной датой его создания надо считать принятие Устава об этапах в Сибирских губерниях М.М.Сперанского. Конечная дата исследования — это прекращение препровождения партий ссыльных  по тракту в связи с завершением строительства Транссибирской железнодорожной магистрали. 

      Пространственные рамки исследования определены западными и восточными границами территорий тех волостей, из которых образуется в 1926 г. Тайшетский район. Границы тайшетского участка ссыльного тракта: от ст.Пойма до ст.Алзамай, всего 143 версты  (приложения 1,2,3).

      Организация движения ссыльных на территорию Шиткинского района в этой работе не изучалось.

Основная часть

1.История создания Сибирского ссыльного тракта.

     Ссыльный Сибирский тракт создается в 1823-1825 гг. как продолжение общероссийских ссыльных трактов. На главнейших дорогах Европейской России ещё в 1817-1818 гг. были построены этапы – станции для ссыльных, сначала между столицами (Москва — Санкт-Петербург), а в 1818 г. было решено учредить такие же этапы на «Сибирской дороге от Москвы через Владимир, Н.Новгород, Казань, Пермь, Екатеринбург до границы Тобольской губернии.                                              

     В 1822 г. был принят Устав об этапах в Сибирский губерниях, который разрабатывался при активном участии М.М.Сперанского. Согласно Уставу для препровождений ссыльных по сибирским губерниям учреждались этапы по дороге от границы Пермской губернии с Тобольской до г. Иркутска. На эти этапы определялись команды из регулярных пехотных войск и из некоторого числа конных служителей.  Этапы размещались по дороге через одну почтовую станцию. От границы Тобольской губернии до Иркутска было учреждено 61 этап, в том числе по Тобольской губернии 19, по Томской 21, по Енисейской губернии  8, по Иркутской  13 этапов. Каждый этап обслуживала воинская этапная команда. В городах, где имели остановку ссыльные, их охрана обеспечивалась гарнизонными, либо инвалидными командами. Всего по штатам в этих этапных командах полагалось иметь 61 обер-офицера, 122 унтер-офицера, 61 музыканта, 1525 рядовых, 8 лекарей, 61 денщика, 244 казака, 488 казачьих лошадей и 244 подводы. Требовалось вооружить и снабдить одеждой 1908 чел.           [1]                              

      На каждый этап определялась команда из офицера, двух унтер-офицеров, барабанщика и 25 рядовых пеших гарнизонных солдат, состоящих на полевом довольствии. Офицер имел звание этапного начальника. Этапная команда подчинялась командиру гарнизонного полка или батальона, расположенного в губернском городе и выполнявшего обязанности внутренней стражи, подобно командам уездных инвалидов. На каждый этап отряжались по 4 конных городовых казака, которые подчинялись начальнику этапа и предназначались для конвоирования этапов и преследования беглых арестантов.  Начальство имело право селить этих казаков на этапах или менять их через некоторое время на других. В этапные команды поступали в основном люди «невидные для фронтовой службы», но «не вовсе изувеченные, или почему-то не способные носить ружье». Поэтому такие команды называли инвалидными. В этапные команды рекомендовано было набирать преимущественно семейных, приближая их по возможности к местам прежнего жительства. Этапные команды создавались из расформированного Селенгинского полка.

2. Организация ссыльного тракта в Восточной Сибири и на территории тайшетских волостей.

     Препровождения ссыльных на каторгу в Сибирь осуществлялось задолго до создания этапного тракта, изучение чего не входит в задачи исследования.

     Организацией препровождения ссыльных по Сибирскому тракту занималось специально созданное учреждение. В 1823 г. по инициативе М.Сперанского в Тобольске был учрежден Приказ о ссыльных, переведенный затем в Тюмень.

      Приказ занимался распределением ссыльных, собирали о них сведения; с помощью шести отделений или экспедиций следили за передвижением ссыльных по Сибири и контролировали их расселение. Экспедиции были губернских городах. Три инспектора наблюдали за транспортировкой ссыльных, каждый из них ведал одним участком ссыльного тракта: от Н.Новгорода до Тюмени; от Тюмени до Ачинска; от Ачинска до Иркутска и далее по Забайкалью.

   Сопровождение партий ссыльных осуществляли специальные воинские команды. В 1886 г. от Ачинска до Иркутска и далее до Нерчинска было 38 этапных команд.

     Постройка этапов в Восточной Сибири проходило с 1824 г. по 1828 г. Например, в 1827 г. в Иркутской губернии построили 20 этапных и тюремных помещений, в Енисейской  в 1828 г. – 6 этапов и 7 полуэтапных зданий.                                                                                      

      Вот как распределились этапы и время передвижения партий ссыльных по Московскому тракту в Восточной Сибири, по территории современного Тайшетского района:

Из какого места и куда отправляется партия, этапыЧисло верстВ какой деньЭтапная команда
   Этап  №4 Четверток — растах  [2] 
97. в д. Уярскую24Пяток№4
98. в г.Канск24Суббота№3
 Этап № 3 Воскресенье — растах 
99. в д.Иланскую27Понедельник№3
100. в д.Пойминскую32Вторник№2
Этап №2 Среда — растах 
101. в д.Тинскую17.5Четверток№2
102. в д. Ключинскую28Пяток№1
Этап №1 Суббота- растах 
103. в д. Черемхово19Воскресенье№1
Иркутская губерния   
104. в д.Бирюсинскую19Понедельник№13
Этап №13 Вторник-растах 
105. в д.Баероновскую20.5Среда№13
106. в д.Разгонную25Четверток№12
Этап №12 Пяток-растах 
107. в д.Алзамайскую19Суббота№12
108. в д.Алгашетскую.25Воскресенье№11
Этап №11 Понедельник-растах 
109. в д.Камышетскую24Вторник№11
110. в д.Уковскую17.5Среда№10
Этап №10 Четверток-растах 
111. в г. Нижнеудинск26Пяток, Суббота-растах 

    Фотографии населенных пунктов Тайшетского района, в которых располагались этапы, полуэтапы, места отдыха ссыльных, приведены в приложениях 4,5,6,7,8,9.

     Иркутск был 131 населённым пунктом на этапном пути от с. Успенского на границе Тобольской губернии с Пермской губернией.                                     

Вот как описывает Дж.Кеннан этапные строения: «Сибирский полуэтап представляет собой огороженное пространство, внутри которого находятся два-три приземистых одноэтажных бревенчатых строения. Один из этих домов занимает конвойный офицер, другой солдаты, а третий, самый большой, — арестанты. Арестантская казарма – длинное приземистое строение, окрашенное обыкновенно в грязно-желтый цвет, с тремя или четырьмя камерами, в каждой из которых имеются кирпичные печи и двойной ряд нар. Согласно последнему отчету инспектора по транспортировке ссыльных, который подтверждает и мои собственные наблюдения, «все этапы и полуэтапы между Томском и Ачинском, за редким исключением, не только крайне малы, но и ветхи и нуждаются в капитальном ремонте». Их основной недостаток характерен для всех сибирских тюрем – нехватка места. Строили их лет 40-50 лет назад, когда партии ссыльных не превышали 150 человек, а теперь в них приходилось размещать от 350 до 450 человек. В результате, как пишет инспектор по транспортировке  ссыльных, «в хорошую погоду половина арестантов спит под открытым небом, на дворе, тогда как в дурную погоду они переполняют камеры, укладываются на полу в коридорах и даже на чердаках. И содержатся камеры не так, как могли бы при некотором старании. Обыкновенно же в них грязно; окна сделаны так, что открыть их невозможно; и несмотря на то, что в известное время года камеры переполнены сверх всякой меры, нет ни каких приспособлений для вентиляции».  [3]

     О нахождении этапных зданий тех лет в населенных пунктах нашего района имеются только единичные сведения: «В с.Бирюса тоже был «этап» с казармами для заключенных, где их останавливали для короткого отдыха. Здесь же находились казармы для конвойной роты и дома для офицеров. До сих пор сохранились названия от прошлого, например: «Солдатский лог», «Заимка ротного», «Вал», улица «Заэтапная».   [4]

   Об этапе в с..Половино-Черемхово сохранились следующие сведения: «Пересыльная тюрьма — этап находилась на западной окраине деревни. Это было двухэтажное здание, высоко огороженное, с решетками на окнах…Сейчас это место застроено, распаханы огороды».  [5]  Некоторые экспонаты сельских краеведческих музеев тоже являются напоминаниями о некогда существовавшем ссыльном тракте.

 3. Условия нахождения ссыльных на этапе и особенности их движения по тракту.

     Каждый заключенный в пер.пол.19 века получал на этапе 12 коп., с 50-х гг. 10 коп. в день на которые он в пути покупал у крестьян еду. Летом одежда ссыльных состояла из рубахи и штанов из грубого серого полотна, портянок вместо носков и невысоких башмаков, именуемых котами, с кожей на щиколотках, чтобы кандалы не натирали ноги, а также шотландской шапочки без козырька и длинного халата. Одежда женщин-арестанток была такая же, лишь вместо штанов они носили юбки, на голове белые платки. Те кто шел добровольно в ссылку были одеты в свои одежды, брали вещи чтобы входили в мешок размером в 73 л. Им давали по 12 коп. в день, детям по 6 коп. Помещики, отправляя своих крепостных в Сибирь, вносили по 18 руб., одевали и обували их. Если ссыльный был из знатного сословия, то ему выдавали по 15 коп., ехали они на телегах, а с 1825 года их везли на почтовых лошадях в сопровождении жандармов, ехали быстро как обычные путешественники. Вплоть до 1883 г. мужчины и женщины арестанты шли по этапу вместе, затем были попытки разделить холостых мужчин от семейных, последними этапами отправляли женщин детей, незамужних женщин-арестанток. Подготовка этапа арестантов к отправке происходила следующим образом:

     «Часов в восемь к тюрьме стали подъезжать телеги, предназначенные для перевозки слабых и больных; неопрятного вида унтер-офицер, сидевший с солдатами на одной из скамеек, зевнул и нехотя направился на тюремный двор; солдаты закинули на плечи свои свернутые шинели и взялись за берданки; звон цепей за забором становился все громче и продолжительнее, а это означало, что партия собирается. Наконец из ворот вышел тюремный кузнец, неся небольшой горн, наковальню, которую можно было держать на коленях, пару молотов и несколько цепей и ножных кандалов; все это он небрежно бросил перед собой на землю; солдаты взяли на плечо и расположились полукругом, образовав кордон; один унтер-офицер со списком ссыльных стал на одну сторону ворот, а другой, с кожаной сумкой, полной медяков, — против него; кто-то крикнул: «Готов!», и арестанты начали один за другим выходить из ворот. Офицер со списком проверял арестантов, выкликивая их имена; кузнец с помощью солдат осматривал кандалы, проверяя, прочно ли они заклепаны и нельзя ли их снять с ноги, и , наконец, второй унтер-офицер выдал каждому арестанту по десять копеек медью на два дня пути между этапами. Когда все каторжане покинули тюремный двор, они выстроились в два ряда, чтобы их удобнее было пересчитывать, и сняли шапки, чтобы унтер-офицер мог убедиться, что головы их, как положено по закону, с одной стороны обриты. Затем они отошли в сторону, и этой же процедуре подверглись поселенцы, причем конвойные солдаты отступали по мере того, как число арестантов за забором постепенно увеличивалось. Наконец на улице собралась вся партия числом 350-400 человек. Каждый арестант держал в руке серый холщовый мешок с немногочисленными пожитками; у многих к кожаным поясам, поддерживающим ножные кандалы, были подвешены медные котелки, а один из каторжников шел на рудники с маленькой коричневой собакой на руках…».  [6]

     Шествие возглавляли пешие каторжники, следом за ними ехали больные на телегах, далее три-четыре повозки с серыми холщовыми мешками, и, наконец, за солдатами следовал тарантас, в котором сидел начальник конвоя (приложение 10).

      Колонна двигалась примерно со скоростью 20-35 верст в день, арестанты с трудом волочили закованные в кандалы ноги.  Когда прибывали в какую-нибудь деревню, арестанты наскоро закупали у крестьян продукты, а во время отдыха наскоро попив чаю, быстрее укладывались спать.

    В романе «Воскресение» Л.Н.Толстого  [7] содержится подробное описание передвижения колонн арестантов по этапу. Описание совпадают со сведениями Д.Кеннана, которые приведены в работе О.Катионова «Московско-Сибирский тракт и его жители в ХVII – ХIХ вв.».

     Л.Н.Толстой уточняет некоторые детали порядка движения партии ссыльных: «Впереди шли солдаты, за ними, бренча цепями, кандальные, по четыре в ряд, за ними ссыльные, потом общественники, скованные руками по двое наручнями, потом женщины. Потом уже ехали нагруженные и мешками и слабыми подводы, на одной из которых высоко сидела закутанная женщина…».

    Этапные здания не соответствовали требованиям быта и гигиены. Они были грязными, покрытыми клопами. Туалетов не было, только ямы. В весеннее время талая вода их заливала и растекалась по двору этапного помещения. Позднее стали строить крытые туалеты. С 70-х гг. 19 в. этапные партии увеличивались, а помещений не хватало. Сам генерал-губернатор Восточной Сибири Анучин писал:

     «…я видел большое число тюремных учреждений …и этапных зданий …они находятся в плачевном состоянии. Особенно дурны этапы….они представляют из себя разрушающиеся здания с плохими санитарными условиями, не держащие тепло зимой, пропитанные миазмами и к довершению всего мало обеспечивающие от побегов.»[1]  Л.Н.Толстой в названном своем произведении тоже описывает полуэтап на сибирском тракте, точнее западносибирском, но по всему тракту были одинаковые условия для арестантов, поэтому его описание можно применить и к нашему региону: «…во дворе, окруженном завостренными бревнами-палями, было три одноэтажных жилых дома. В одном, в самом большом, с решетчатыми окнами, помещались арестанты, в другом – конвойная команда, в третьем – офицер и канцелярия».  [8]      

       Фотографии некоторых каторжных тюрем помещены в приложения 11,12.                                                                                         

       До 1885 года на этапах не было лазаретов и врачей, даже фельдшеров. Гражданские и воинские врачи, находившиеся в местах квартирования этапных офицеров, обязаны были осматривать больных, выдавать им лекарства, но  таких врачей практически не было в большинстве населенных пунктов вблизи этапов.

     Военные врачи находились лишь на этапах Бирюсинском, Ширагульском и Тыретском. Здесь же были устроены войсковые лазареты, по 6 кроватей каждый, для солдат конвойных команд.   Больные арестанты на этих этапах размещались не в лазаретах, а в отдельных камерах без всякого разделения  по полу, возрасту, болезням, без посуды, оборудования, прислуги.  Так было записано в отчете начальника Главного тюремного управления. [9]

      В 1891 г. в д.Бирюсинской уже был этапный лазарет в котором врачом работал Виктор Федорович Нерик. [10]

      В книге Дж.Кеннана есть сведения о том, что все заболевшие арестанты помещались в лазаретах в отдельных камерах, но условия лечения были плохими.

      В романе Л.Н.Толстого «Воскресение» есть следующий эпизод: в ответ на сообщение о том, что в арестантском вагоне рожает женщина, конвоир ответил «Ну и пускай рожает. Тогда видно будет». [11]                            

     Женщины-арестантки рожали прямо в пути. Это подтверждается сведениями из метрических книг церквей тайшетской земли. Мы подсчитали, что метрические книги содержат сведения о шести таких случаях.                    

      Ссылка по этапу в Сибирь была такой трудной, унижающей человека, что ей не было аналогов в цивилизованном мире за пределами России.      

      Л.Н.Толстой пишет, что для героини его романа Масловой путь был тяжел по следующим обстоятельствам:                                                                                         «Физически – от тесноты, нечистоты и отвратительных насекомых, которые не давали покоя, и нравственно – от столь же отвратительных мужчин, которые, так же как и насекомые, хотя и переменялись с каждым этапом, везде были одинаково назойливы, прилипчивы и не давали покоя. Между арестантками и арестантами, надзирателями и конвойными так установился обычай цинического разврата, что всякой, в особенности молодой, женщине, если она не хотела пользоваться своим положением женщины, надо было быть постоянно настороже. И это всегдашнее положение страха и борьбы было очень тяжело.».  [12]

4. Влияние этапного тракта на занятия и численность населения тайшетских земель.

       Конечным пунктом этапирования ссыльных были заводы и рудники Нерчинского горного округа в Забайкалье, винокуренные заводы в Иркутской губернии (Александровский, Илгинский, Николаевский), Усольский и Селенгинский солеваренные заводы, Тельминская суконная фабрика и Тальцинский стеклоделательный завод, Иркутский ремесленный дом основанный в 1799 г. Вид Александровского централа Иркутской губернии приведен на фотографии (приложение 12). Содержали каторжан в ножных, ручных кандалах, и на этапе они тоже были в кандалах. Как выглядят кандалы показано на фотографии, которая сделана в Канском краеведческом музее ( приложении 13).        

      На Нерчинских рудниках работало в 1840 г. 3000 каторжан, на винокуренных заводах 2201, солеваренных 1179, на Тельминской суконной фабрике 353, Тальцинской 64, Иркутском ремесленном доме 365.      

     Часть ссыльных оседало в  селениях нашего района, точнее говоря в волостях, из которых в 1925 году был образован Тайшетский и Шиткинский районы (Алзамайская, Конторская, Неванская, Червянская).                        

     Для определения мест их расселения и общего количества мы воспользовались несколькими источниками.                                                          

     Самые ранние упоминания о расселении ссыльных поселенцев в нашем крае содержатся в научной работе Быкони Г.Ф.»Формирование русского населения в бассейне Среднего Кана, Верхней Бирюсы и Уды в 18 веке». В ней говорится, что в 1769 г. в Бирюсинский станец в ведение боярского сына Семёна Кузьмина поступило 17 семей ссыльных, с т.ч. 26 душ мужского пола и 19 женского.  [13]                      

      «За ссыльными-поселенцами наблюдали смотрители, один из них проживал в Бирюсиснкой слободе. Нижнеудинский исправник Лоскутов разработал подробную инструкцию для поселенцев: как и во сколько часов вставать утром, как умываться, читать молитву, сколько времени и как запрягать лошадь, как хранить молоко, яйца, мясо, как снимать сметану, мыть полы и т.д. За нарушение инструкции следовало наказание. Сам Лоскутов следил за проведением экзекуций, приговаривая при этом: «Господь, исправь мерзавца!». К 1816 г. население Нижнеудинского округа возросло, и составило 23650 чел., в числе их поселенцев ссыльных было 16236 чел., часть которых проживало по населенным пунктам нашего района.  [14] В «Памятной книжке Иркутской губернии» губернского статистического комитета за 1901 г. есть следующие сведения о количестве ссыльных в притрактовых населенных пунктах: «Баероновское сельское общество:75 человек ссыльных, в т.ч. в притрактовой .дер.Разгонная всего 3 ссыльных; Бирюсинское сельское общество (д.Бирюсинская, Сполошинская) 44 ссыльных».                              

            По данным этой книжки в Тайшетском сельском обществе ссыльные не проживали, не было их и в д.Новый-Акульшет, Старый-Акульшет, Баероновка, Борисово. Сведений по с.Конторское книжка не содержит. Это расходится с данными метрических книг церквей, которые находились на территории современного Тайшетского района. Таких книг, фрагментов книг имеется 8 разных церквей. В этих книгах содержатся сведения о ссыльно-поселенцах, проживавших в разные годы в разных  населенных пунктах волостей, составивших современную территорию Тайшетского района (приложение 14).  В сведениях за 8 лет в метрических книгах названы имена 145 чел. ссыльно-поселенцев, проживавших в 20 населенных пунктах. 105 чел. ссыльно-поселенцев проживало за все указанные годы в трактовых деревнях и селах, это составляет почти 73 % от 145 чел., упомянутых ссыльно-поселенцев.

     Таким образом, тракт значительно влиял на размещение ссыльно-поселенцев. Большая часть их была определена в с. Бирюса — 50 человек по всем метрическим книгам. Ссыльные значительным образом повлияли на демографические процессы в тайшетских волостях.

    В метрических книгах церквей, которые находились на тайшетской земле в конце 19 века, содержатся записи об арестантах и арестантках, которые в пути к месту ссылки, каторги бракосочетались, регистрировали факты смерти или рождения своих детей. Например, 11 марта 1898 года у арестанта  Кондратия Позднякова и его жены Августы родилась дочь, названная Александрой. В качестве свидетелей, или как тогда их называли восприемниками, были тоже арестанты Галактионов П.А. и  Кокурова М.Ф. [15]

    Существования тракта влияло и на занятия местного населения — они несли службу в этапных командах. Судя по записям в метрических книгах это были жители д.Новый Акульшет, Разгонная, Бирюса.  Среди жителей этих населенных пунктов со второй четверти 19 века и до сооружения Сибирской железной дороги было много солдат, как несших службу, так и вышедших в отставку, вместе с их домочадцами. В метрических книгах тайшетских церквей есть на это указания. Например, свидетелями /или как их тогда называли «восприемники»/ при регистрации браков, рождения и крещении новорожденных, или регистрации смерти, записывали: «Разгонной этапной команды рядовой Максим Семенов Шестаков…», или: «…Бирюсинской конвойной команды рядовой Николай Харитонов Замзоров и его законная жена…». Такой категории населения – солдат и их жен, взрослых дочерей и сыновей в метрической книге Бирюсинской церкви названо 105 человек из 636 упомянутых, то есть 16.5% .   [16]

Заключение.

       Ссыльным трактом в течение 18-19 вв. в Сибирь прошло более 1 млн. чел. Их перемещение в Сибирь очень дорого обходилось государству. Затраты на ссылку не окупались её результатами, но ссылка способствовала освоению Сибири и   трудовой занятости части её населения. Существование тайшетского участка ссыльного тракта оказало влияние на заселение нашего района, на трудовую занятость жителей трактовых деревень.

            Проведенное исследование может стать основанием других краеведческих работ по истории сибирской ссылки.  

ПРИЛОЖЕНИЯ

 Список источников и литературы:

Архивные источники

1.Метрические книги церквей Тайшетской, Шелеховской, Алзамайской волостей Енисейской епархии.

Научная литература

1. Катионов О. Московско-Сибирский тракт и его жители в ХУ11 – Х1Х вв. – Н/Сиб. Изд. НГПУ. 2004. С.370.

2. Памятная книжка Иркутской губернии за 1901 г.                                                       3.Быконя Г.Ф. Формирование русского населения в бассейне Среднего Кана, Верхней Бирюсы и Уды в 18 веке. — Красноярск, 1971 г.С.159.

4.Селезнев Е.С., Селезнева Т.А. Колонизация канско-чунско-тайшетских земель и присоединение их к Русскому государству. 2-я пол.17 в. — нач.20 века. — Тайшет, 2004. С.18.

Газетно-журнальные статьи

1. Половников А. Селу Бирюса 350 лет.// Бирюсинская новь, №33, 2007 г.

 2. Чистова Т. Земли родной минувшая судьба.// Бирюсинская новь, № ??????   3. Селезнёв Е. Государева дорога / Бирюсинская новь, 29 августа 2003 г.

Художественная литература 

1. Толстой Л.Н. Воскресение. Соб.соч. в 12 т.,  — М.: Правда, 1984., Т.Х. С.344-346.

Ссылки:

1. Катионов О. Московско-Сибирский тракт и его жители в ХУ11 – Х1Х вв. – Н/Сиб. Изд. НГПУ. 2004. С.370.

 2. Растах – дневка на походе, день роздыха (В.И.Даль. ТСЖВЯ. М., 1991. Т.1У. С.74.)

 3. Катионов О.  С.374.

 4. Половников А. Селу Бирюса 350 лет.// Бирюсинская новь, №33, 2007 г.

 5. Чистова Т. Земли родной минувшая судьба.// Бирюсинская новь, № ??????

 6. Катионов О. Указ.соч. С.388.

 7. Толстой Л.Н. Воскресение. Соб.соч. в 12 т.,  — М.: Правда, 1984., Т.Х. С.344-346.

 8. Катионов О. С.392.

 9. Толстой Л.Н. Указ.соч. С.400.

 11.Быконя Г.Ф. Формирование русского населения в бассейне Среднего Кана, Верхней Бирюсы и Уды в 18 веке. — Красноярск, 1971 г.С.159.

 12. Селезнёв Е. Государева дорога / Бирюсинская новь, 29 августа 2003 г.

 13.Архив ИПО «Бирюса»


[1] Катионов О. С.392.

 64 всего просмотров,  2 просмотров сегодня

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *