Любопытен список имущества редакции газеты на октябрь 1972 г.  Имелся один легковой автомобиль ГАЗ – 69 1967 года выпуска , стоимость 1577 руб.; содержался в гараже 1970 года постройки  в один бокс  и стоимостью 2000 руб. Шлакоблочный гараж дороже автомобиля, хм… (не знаем, какой формы был тент редакционного газика). А вот фотоаппаратов имелось аж три штуки, один лучше другого – Зоркий – 10 , Киев – 4, Зенит – В, приобретенные в течение трех лет второй половины 60-х годов на общую сумму 281 руб. Выходит до 1966 г. в редакции не было фотоаппарата? Еще был приобретен дорогущий  объектив “МИР” стоимостью 286 рублей. И всей этой техникой работал фотокорреспондент Рушенцев Ю.

Имелся один портативный транзисторный диктофон  “Электрон” 52Д , 1969 г. выпуска и стоил он 81 – 50 руб.; телетайп Т-51, 363 руб.,   аппарат телеграфный , рулонный, буквопечатающий. Из технических чудес имелся  еще венгерский магнитофон “Репортер – 5”, транзисторный, катушечный, переносной. Говорят, неубиваемая штука была …

Дополняли техническое оснащение редакции две пишущих машинки, одну звали “Башкирия”, а другую “Прогресс” (странно, машинка – слово женского рода, а имя ей  ПРОГРЕСС,  мужского…).

Имелась мебель, естественно, : шкафы книжные (4 шт), столы (3 шт) , несгораемые шкафы (2 шт). Странно, почему-то нет в перечне имущества стульев. Как же без них-то? К 1985 г. редакция “разбогатела” , стоимость всего имущества (22 шт.) составила уже  17.791 руб. , были приобретены счетная машинка Электроника, трельяж, фотоаппарат “Киев”, магнитофон, радиоприемник “Урал”, магнитола, числилось уже две (!) автомашины  УАЗ-469 (2279 руб.) и УАЗ – 469 Б (3413 руб.). Стулья по – прежнему не числились в перечне  редакционного имущества  и в 1985 году. Все таки это странно как-то.  

Как видим, техническое оснащение редакции заметно улучшилось  и не приходилось уже “трое суток шагать трое суток не спать ради нескольких строчек в газету”. И крутить плоскопечатную машину или “бостонку” уже не приходилось, как это делала старейшая работница типографии Суркова А.: ” Мы с моей подругой Марией Путилиной  работали наборщиками в ручную в  газете “Трибуна” Тайшетской МТС. В 1934 г. нас перевели работать  в газету “За реконструкцию”. Редакция и типография находились в здании городской библиотеки, которая находилась на месте ресторана “Тайга”. Раньше это было здание конфетной фабрики купца Мушатенко (имеется ввиду не современное здание, в котором в настоящее время расположен мебельный магазин “Тайга” – Е.С.)…Работали здесь недолго – года два. Перешли на улицу Ленина, потом на первый этаж  здания райкома партии (сейчас там медицинское училище (это 1982 год, сейчас здания нет – Е.С.). Условия работы в типографии были  другие. Это сейчас во всех типографиях установлены линотипные и  ротационные машины. А тогда, после нашего ручного набора, брались за дело печатники –  работала маленькая, но выносливая “бостонка”. Когда же мы получили плоскопечатную машину, то крутили ее вручную при керосиновой лампе или при свече, так как электричество еще не было…, тираж был маленький – всего полторы тысячи экземпляров…Коллектив был молодой, помню наборщика Иннокентия Макошина, печатника Илью Чернявского, журналистку Альбину Сидорову, отв. секретаря Сергея Корчагина, наборщиков Клавдию Быкову, Александрц Хромовских.” (Заря коммунизма, 15.05.1982 г.).

На фотографии – тигельная печатная машина типа «Бостонка» начала XX века. Использовалась в нелегальных типографиях для печати газет и листовок революционного содержания. Ти­гель­ная пе­чат­ная машина — ли­сто­вая ма­ши­на вы­со­кой пе­ча­ти (способ печати, отличающийся от плоской и глубокой печати тем, что печатные элементы на форме расположены выше пробельных, так что при печати пробельные элементы бумаги не касаются – Е.С., взято из доступ. источников интернета). В ти­гель­ных ма­ши­нах на вер­ти­каль­но раз­ме­щен­ной плите, та­ле­ре, кре­пит­ся пе­чат­ная форма. Вто­рая плита, ти­гель, при­жи­ма­ет бу­ма­гу к пе­чат­ной форме, осу­ществ­ляя ка­ча­ю­ще­е­ся дви­же­ние по оси, па­рал­лель­ной ниж­не­му сво­е­му ребру. Ти­гель­ные пе­чат­ные ма­ши­ны имеют плос­кие форм­ную и да­вя­щую по­верх­но­сти. Эти ма­ши­ны до­ста­точ­но гро­мозд­ки и тя­же­лы вслед­ствие необ­хо­ди­мо­сти со­зда­ния зна­чи­тель­ной силы дав­ле­ния для пе­ре­но­са крас­ки с формы на за­пе­ча­ты­ва­е­мый ма­те­ри­ал. Дав­ле­ние ре­гу­ли­ру­ет­ся сме­ной длины ша­ту­на с по­мо­щью вин­то­вой пары или же из­ме­не­ни­ем тол­щи­ны де­ке­ля…Для неболь­ших ти­по­гра­фий пред­на­зна­ча­лись ма­ши­ны лёг­ко­го типа, в ко­то­рых талер был непо­дви­жен, а ти­гель со­вер­шал ка­ча­ю­ще­е­ся дви­же­ние во­круг непо­движ­ной оси. Эти ма­ши­ны ис­поль­зо­ва­лись глав­ным об­ра­зом для пе­ча­та­ния неболь­ших ти­ра­жей фир­мен­ных блан­ков, ли­сто­вок и дру­гой ма­ло­фор­мат­ной тек­сто­вой про­дук­ции…Ти­гель­ные пе­чат­ные ма­ши­ны в Рос­сии на­зы­ва­ли также «аме­ри­кан­ка» и «бо­стон­ка». По­след­нее на­зва­ние от­но­сит­ся к ти­гель­но­му руч­но­му (ры­чаж­но­му) пе­чат­но­му стан­ку.

   Вот такая вот связь времен у нас получилась, продолжим её, коли так. Десять лет спустя, т.е. в 1982 год, тайшетское сообщество отмечало 50-летие районной газеты продолжая верить в  близость коммунизма и в обозначенную дату основания газеты (15 мая 1932 г.) Нами обнаружено косвенное свидетельство существования газеты уже в январе 1932 г.

     1982 год –  горбачевская перестройка еще не началась, этим многое объясняется. “Заря коммунизма”  – в прежнем названии и статусе, типография технически прогрессировала и могла выдать праздничный номер в цветном исполнении. Тематический разворот этого номера газеты от 15 мая 1982 г. был сверстан под претензионным заголовком – “У советских журналистов с Лениным профессия одна !”. Естественно, у тайшетских тоже. Однако В.И.Ульянов – Ленин по профессии был юристом, адвокатом, но сам он называл журналистику своей профессией, проявил себя как корреспондент, писатель. В 1918 г. ему  было выписано удостоверение №1 члена Союза журналистов. Журналистское наследие его очень большое. Однако он не имел специальной журналистской подготовки, не обучался этому, но был профессионалом , т.е. глубоко овладел искусством журналистики.

    Любая районная газета стремилась  читателей, партийно-советскую номенклатуру, специалистов и руководителей писать в газету статьи, заметки.   Номера районной газеты все годы ее существования полны были ими. Были и постоянные внештатные корреспонденты, поощряемые гонорарами и специальной премией М.Цветкова, героя классовой борьбы местного уровня. Журналистом, внештатным корреспондентом был и Черневский Адольф Юрьевич, начавший работать в газете еще на родине, в Курской области, будучи учителем немецкого языка. В районной газете, до его увлечения историей партизанского движения времен гражданской войны, публиковались переводы повестей, рассказов из журналов ГДР. Что было весьма необычно для тайшетцев и их газеты. Черневский оставил большое литературное наследие, большую часть которого составляют очерки, разные заметки о шиткинских партизанах. Вот, например, эта, очень уж маленькая , но с множеством больших ошибок и искажений. Фейк, как говорят сегодня. Черневский сам это признает, написал собственноручно “Напортачили!” и поставив вопросительный знак против лишь двух строк.  Только кто напортачил-то, авторство ваше. Между тем сознательно допущенных ошибок больше: Бич – Таёжный не командовал участниками этого налета на станцию; допущены искажения численности партизан, интервентов, белогвардейцев; погибли в бою не только колчаковцы, но и интервенты (чехословацкие легионеры – Е.С.); сильно искажено количество погибших колчаковцев; разбор жд путей западнее и восточнее станции не имело отношение к этому событию. На самом деле в ходе боестолкновения погибло 79 партизан одного лишь отряда из д. Старый Акульшет. Партизаны сел Бирюса и Конторка, среди которых якобы был Бич-Таежный, не приняли участия , хотя и должны были. Налёт на станцию Тайшет был авантюрой.

    Наши публикации с анализом всего написанного в районной газете по истории партизанского движения имеются на сайте, доступны читателям.

В данном случае надо сказать еще следующее: хорошо, что этот фейк Адольфа Юрьевича , один из множества других, не попал в “Зарю коммунизма”, а в другую газету, к редакции которой и относится надпись на вырезке газетной страницы..

Loading