Конкурс : «Уроки памяти политических репрессий в России ХХ века. Методика и практика освоения прошлого для развития прав человека»

               Номинация : историко – литературно-музыкальные композиции.

Методическая разработка внеурочного краеведческого мероприятия для школьников изучающих историю Тайшетского района.

Авторы: учитель истории школы № 85 Селезнёва Татьяна Александровна, зам.директора МБОУДОД «ЦТР и ГО «Радуга» по научно-методической работе Селезнёв Евгений Сергеевич

Текстовый материал к слайдовой презентации

Тайшетцы – герои колхозного труда.  

     В тексте использованы материалы из фондов архивного отдела администрации Тайшетского района, архива Управления НКВД-МВД по Иркутской области, статьи из районной газеты «Сталинский путь» за 1949-1951 годы, научные статьи по истории советского крестьянства, литературные произведения, произведения народного творчества.

Озвучивание слайдов производится двумя чтецами (учитель, подготовленные школьники). Озвучивание слайдов чтецами в нужных моментах прерывается:

– чтением отрывков их литературных произведений В.Тендрякова «Хлеб для собаки», Г.Николаева «Жатва»;

– выступлением коллектива художественной самодеятельности, или фольклорного коллектива, который, изображая сельский праздник урожая, исполняют колхозные частушки. Возможна фонограмма, но опыт проведения этого мероприятия подсказывает – нужно живое исполнение всех музыкальных произведений.

– в завершении слайдовой презентации исполняются песни «Хлеб всему голова» и «Деревня моя, деревянная, дальняя…» (Музыка: Н. Кудрин Слова: В. Гундарев). Возможна фонограмма.

Текст для 2-х чтецов. Текст подрабатывается под видовой ряд. Важно не перегружать мероприятие тектом:

Медаль за бой, медаль за труд из одного металла льют – говорили в годы Великой Отечественной Войны. Тем самым подчеркивалось одинаковое уважительное отношение общества и государства  как к боевому, так и трудовому, подвигу советских людей. Победа над фашистской Германией зависла не только от фронтовых подвигов, но и от трудовых. Только единство фронта и тыла спасло нашу Родину.

Закончилась Великая Отечественная война. Она унесла более 27 млн. жизней советских граждан. Многие отрасли промышленности были уничтожены или отброшены в своем развитии на 15 лет назад., сельское хозяйство испытывало невероятные трудности

В Тайшетском районе за годы войны количество трудоспособных колхозников уменьшилось почти в два раза, основной рабочей силой были женщины,
поголовье рабочих лошадей сократилось на 55 %, урожайность пшеницы составила всего 6.9 ц. с га, практически все работы производились вручную. Вглядитесь в фотографию внимательнее: сцена обмолота зерна в колхозе «Путь к свободе» деревни Ингашет в 1942 г.  На этой редкой фотографии нашло свое выражение главная беда  военных лет –  нехватка мужских рабочих рук.   В сюжет фотографии попало около 40 человек, из них, это не трудно подсчитать, –  3 или 4 мужчины, это всего  7.5 %, детей  25 %.

После завершения войны  перед страной стояло три  главные задачи: перестройка промышленности на мирный лад, возрождение разрушенного хозяйства и дальнейшее развитие страны. В марте 1946 года в СССР был принят четвертый пятилетний план, который намечал задачу – превзойти довоенный уровень промышленности и сельского хозяйства.

Пятилетний план предусматривал превысить довоенный уровень сельскохозяйственного производства на 27 %. Это была чрезвычайно  трудная задача. Её решения осложнила засуха 1946 года в восточноевропейской части страны. Она превзошла по силе даже засуху 1921 года. Неурожайными эти годы были и в Сибири.

В стране до 1947 г. существовала карточная система распределения хлеба, которая не распространялась на колхозников. Они должны были получать хлеб в колхозах по трудодням и жить со своего личного подворья.

В первые послевоенные годы труд в колхозах был мало оплачиваемый.

Среди колхозников существовали слухи о роспуске колхозов. Не было никакой

материальной заинтересованности в труде, участились случаи кражи

колхозного имущества. Посмотрите внимательно на сведения о размерах выплаты колхозникам на трудодни.  В среднем по району колхозники получали  на один трудодень 1 рубль, зерна  1.5 кг. В год колхозники в среднем вырабатывали 250 трудодней на человека. Не трудно подсчитать – за один год средне статистический колхозник получал всего лишь 250 рублей и 375 кг зерна. Но все это в среднем, на бумаге, в реальной же жизни было гораздо хуже. Рубли значились лишь бухгалтерских отчетах,  зерно получали лишь после  сдачи его государству…

Послевоенные колхозы имели слабую производственную базу. Вся сельскохозяйственная техника была сконцентрирована в машино-тракторных станциях (МТС). В Тайшетском районе имелись 3 МТС: Тайшетская, Юртинская, Шелеховская.
В Шиткинском районе была всего одна МТС на 33 колхоза.

Шелеховская МТС в 1949 г. , в которой работал будущий Герой соцтруда Ботов Д.П., имела 43 трактора, в т.ч. 25 колесных (СХТЗ), 19 гусеничных (ЧТЗ «Сталинец», СХТЗ), 21 комбайн (Коммунар, Сталинец – 4,6), 12 автомашин (ГАЗ АА). Этой техникой малопроизводительной, слабой техникой, постоянно выходящей из строя,  МТС обслуживала 12 колхозов.

Труд колхозников – это в основном тяжелая  ручная работа, которая выполнялась большей частью женщинами. Послевоенные колхозы Тайшетского района испытывали нехватку мужских рабочих рук: В 1946 г. трудоспособные колхозники – мужчины  составляли всего 38.4 %.  К 1951 году этот показатель улучшился –  44 %. В колхозе «23-я годовщина Октября» – 40.6 %, в колхозе «3-я пятилетка» – 48 %. В силу этого партия и правительство вынуждены было констатировать – женщины в колхозе большая сила! Не в силу улучшения условий труда, а в силу сложившихся обстоятельств….Государство беспощадно эксплуатировало женский труд.

 В конце 40-х – начале 50-х годов в стране несколько раз было проведено снижение розничных цен на продовольственные и промышленные товары. Бала проведена денежная реформа. Все это делалось для улучшения жизни советских граждан. Да, но большей частью за счет советской деревни… Чтобы   улучшить жизнь прежде всего требовалось ликвидировать дефицит хлеба в стране. И именно эту – главную задачу, решали колхозники страны, нашего района.

Чем же можно было поднять колхозников, стремившихся покинуть деревни, поднять на трудовые свершения, заинтересовать колхозной жизнью? Какими материальными и моральными стимулами? В 1947 г. впервые в стране звание «Герой Социалистического труда» было присвоено колхозникам в целях морального стимулирования   их труда – стране нужен был хлеб.

Передовиков послевоенного сельского хозяйства поощряли и другими наивысшими трудовыми наградами страны – «За трудовую доблесть», «За трудовое отличие». Эти трудовые медали приравнивались к боевым – «За отвагу» и «За боевые заслуги». Действительно, медаль за труд и медаль за бой – из одного металла!   

Звание «Герой Соцтруда» учреждено 27.07.1938 г. 22.5.1940 г. учреждена медаль «Серп и молот». Получившему звание «Герой Социалистического труда» вручалась медаль «Серп и молот», орден Ленина и грамота Президиума Верховного Совета СССР. Первый Герой Соцтруда – И.В.Сталин (1939 г.).

Орден В.И.Ленина учрежден 6.4.1930 г. Было 4 типа ордена. Первый орден был вручен «Комсомольской правде» Всего награждено – свыше 600 тыс. чел., коллективов.

Орден Трудового Красного знамени был учрежден 7.9.1928 г.  Существовало 6 типов ордена. Всего награждено 1260000 чел. труд. коллективов. Первым был награжден завод «Красный путиловец» и три механика за поиск дирижабля «Италия» на северном полюсе.

Медали «За трудовую доблесть» и «За трудовое отличие» были учреждены в июле 1938 г. Впервые труженики сельского хозяйства – 87 чел., были награждены медалью «За трудовую доблесть» в 1939 г., в этом же году 75 колхозников награждены медалью «За трудовое отличие». На 1995 г. этими медалями в СССР было награждено 3.9 млн. человек. Первыми эти медали получили инженеры и рабочие завода №8 им Калинина М.И. за создание новых типов вооружения 15.1.1939 году.

Первый Герой Социалистического труда Тайшетского района – Халаман Петр Назарович, колхоз «23-я годовщина Октября», 

В 1949 г. звание Героя Социалистического Труда  было присвоено Ботову Дмитрию Прокопьевичу, бригадиру Шелеховской машинно-тракторной станции.             
 Ему были вручены медаль «Серп и молот», Орден Ленина и Грамота           Президиума  Верховного Совета СССР.

1 июля 1950 г. звание Героя Социалистического Труда  было присвоено
                                 Лановскому Тимофею Дмитриевичу,
       колхоз «3-я пятилетка». Ему были вручены Орден Ленина и Грамота                   Президиума Верховного Совета СССР.

1 июля 1950 г. звание Героя Социалистического Труда  было присвоено
                                 Фтемову Павлу Ивановичу,  колхоз «3-я пятилетка».
              Ему были вручены Орден Ленина и Грамота Президиума                  
                                          Верховного Совета СССР.

Долгим и трудным был путь наших Героев до признания государством, обществом их трудовых крестьянских заслуг – через кулацкую ссылку, голод и холод, война и фронт…

Халаман П.Н. был арестован ОГПУ в 1930 г. и три года ссылки в Архангельской области.

В этом же году семью его раскулачили и из Винницкой области депортировали в п.Паренда Тайшетского района.

В 1932 г. семья Фтемовых была раскулачена и выслана из Хмельницкой области в п.Суетиха.

Не избежала Сибирской ссылки и семья Лановского Т.Д.  Из Самарской области по планово- «вынужденно-

принудительному» переселению оказалась в наших краях и семья Ботовых.

Кулацкая ссылка в 30-е годы породила множество труд (спец) поселков в стране, которые чаще всего создавались руками спецпереселенцев буквально на пустом месте, в отдаленных и малообжитых районах страны. На 1941 г. в Иркутской области было 44 спец(труд)поселков, подконтрольных ОГПУ, затем Отделам трудовых поселений и мест заключения Управлений НКВД-МВД краев и областей страны

В 1933 г. в Тайшетском районе (без Шиткинского) располагалось 13 труд (спец)поселков НКВД; в 1940 г. – 11 поселков, в которых проживало 4 684 спецпереселенцев. Крупнейшими такими поселками были Квиток – 949 чел., Сафроновка – 812 чел.

К 1950 году, к временам героического труда наших героев, в Тайшетском районе    насчитывалось 3278 семей , 10 341 спецпереселенцев, в т.ч. 2676 детей. В Шиткинском же районе – 604 семьи и 2069 человек, в т.ч. 633 детей.

Раскулаченным и сосланным в Сибирь пришлось перешить холод, голод и смерть родных.

      Чтение отрывка из произведения В.Тендрякова «Хлеб для собаки»

Как же эти люди, обиженные государством,  лишенные им всего что необходимо для жизни, подвернутые им страшным лишениям, сумели так славно трудится в ссылке на благо этого государства? А может не на благо государства? А для народа, для себя прежде всего?

За что присваивали звание

        Героя Социалистического труда колхозникам?

Районная газета «Сталинский путь» публиковала следующее разъяснение Указа Президиума Верховного Совета СССР от 27 апреля 1950 года:  возьмём только то, что касается условий присвоения звания «Герой Социалистического труда» бригадирам полеводческих бригад колхозов это звание им присваивалось за получение урожая пшеницы 25 центнера  с площади не менее 80 га. Для бригадиров тракторных бригад МТС обслуживающих колхоз или группу колхозов – 22 центнера с площади 200 гектар.

Сравним эти условия с результатами труда тайшетцев – Героев социалистического труда:

 Халаман П.Н. получил 29.4 ц пшеницы с га на площади 13 га, 28.7 ц ржи на площади 7.3 га

Ботов Д.П. получил 24.5 ц пшеницы на площади 289.7 га

Лановский Т.Д. получил 29.1 ц пшеницы на площади 9.1 га

Фтемов П.И. получил 30 ц пшеницы на площади 16.4 га, 30.9 ц ржи на площади 4 га

Результаты труда Ботова Дмитрия Прокопьевича, бригадира тракторной бригады Шелеховской МТС, более всего подходили под условия присвоения звания Герой социалистического труда.  Что впрочем не умоляет заслуги остальных, получивших столь высокое звание.

И посыпался большой хлеб в закрома Родины!

             Чтение отрывка из романа Г.Николаевой «Жатва»

              Исполняется песня «Хлеб всему голова»

Чтобы понять заслуги Героев, сравним показатели урожайности их полей с показателями по колхозам, в которых они  трудились, и с показатели в целом по району:

               Средняя урожайность по двум колхозам за 3 года:

                            Пшеница -16.5 ц.          Рожь – 13.2 ц

                  Средняя урожайность на всех Героев Соц.труда:

                                         Пшеницы в 1.7 раза выше        

                                     Рожи  в 2.2 раза.

                                        Урожайность по району выглядела следующим образом:

                          пшеница       рожь

1946 г.                  8.34 ц         6.13

1947 г.                  6.98             8.42

1948 г.                  12.0            11.39

1950 г.                  15.5       

 Орденами и медалями были награждены и другие  колхозники Тайшетского района. Вы видите списки фамилий колхозников награжденных Орденом Ленина, Орденом Трудового красного знамени, медалями «За трудовую доблесть» и «За трудовое отличие».

В 1949, 1950 гг. к высоким правительственным наградам было представлено 199 колхозников из 9 колхозов из 61 -ного, руководителей, специалистов с/х Тайшетского района

Но что интересно и вызывает вопросы: Из них 72 чел. (36.1 %) из колхоза «23-я год. Октября»; 50 чел. (25.1%) из колхоза «3-я пятилетка». Это 61 % награжденных за два года, Труженики  51 колхоза  Тайшетского района вовсе не получили наград за эти два года.

Уместен вопрос: почему? Неужели другие колхозы и колхозники так плохо работали ?. 

       Не обошли Героев Социалистического труда и поощрения районного значения: они делились своим опытом получения высоких урожаев, они избирались в избирательные комиссии по выборам в Верховный Совет страны, в различные почетные президиумы…Опыт Героев-хлеборобов, колхозов-передовиков пропагандировался на весь район.

Благодаря труду передовиков сельского хозяйства Тайшетский район стал кандидатом на участие во Всесоюзной сельскохозяйственной выставке

Все мечтали о празднике на деревенской улице,  и он , казалось, наступил…

                     Исполняются колхозные частушки, стихи жителя с.Шиткино.

Но колхозный праздник был коротким… Некогда знатные хлеборобы и передовые колхозы Тайшетского района забыты и распущены: нет уже колхоза «3-я пятилетка», «23-я годовщина Октября». Вместе с ними ушло в прошлое  колхозное крестьянство, значительная по численности и хозяйственной роли часть трудового народа. Сегодня в 15 сельскохозяйственных предприятиях района работает всего 1000 человек.

В д.Тимирязево, когда – то славившееся своим колхозом, нет сегодня никакого сельхозпредприятия. Нет школы.

Сокращается и стареет население. В соседней деревушке Авдюшино, бывшей колхозной бригаде,

остались уже одни пенсионеры. Наверно, только они помнят о Героях труда, родители которых были раскулачены

и сосланы в Сибирь. Только сильные духом крестьяне не сломались – сумели в условиях ссылки, без кола и двора,

поднять вновь свое хозяйство, прославить колхоз, в который так не хотели вступать, научили жить и трудиться своих

детей…Трудиться так, что из бывших спецпереселенцев они выбились в Герои Социалистического Труда.

Существующее в д.Сафроновка сельхозпредприятие совсем не то, что прежний колхоз «23-я годовщина Октября»: и работников меньше, и урожаи ниже, и земли запустели…Может быть, напрасными были трудовые подвиги колхозников 40-50-х годов?».

               Исполняется песня «Деревня моя, деревянная, дальняя…»

1. Отрывок из романа Галины Николаевой “Жатва» ( Г.Николаева . Соб.соч. Т.1. Рассказы. Роман «Жатва», – М., : Худ.литература, 1987 г. С.464-465:

«…Он увидел издали ток и прибавил шагу. Ток – это была главная его радость и гордость. Ток вырос среди темноты, весь залитый электрическим светом, поющий голосами многих моторов, неожиданный и праздничный…Когда вошел под крышу, его обдало теплом, светом, гулом молотилок, триеров, сортировок и веселым кипением зерна. Сверкал мраморный щиток с рубильниками, скользили ременные передачи, и зерно кипело, вихрилось, текло водопадами и кружилось водоворотами. Зерно текло и текло…В желтом электрическом свете оно казалось розовым, теплым, живым. Освобожденные от цепкой оболочки, зерна, словно радуясь свободе, скользили, переливались, убегали из – под рук, из-под лопат, отгребавших кучи. Василий посмотрел на эти кучи, живые и переливчатые, с наслаждением погрузил по плечо руку в теплое, шелковое зерно. Потом он подошел к жерлу: оттуда рвался ветер и грохот, и колющая шелуха била в лицо, и на губах оставался чуть заметный привкус ржаного хлеба. Люди работали торопливо, жадно и весело. Высоко на молотилке стоял Матвеич. Он принимал снопы и направлял их в огромную пасть трясущейся и ревущей машины. Движения его были точны и ритмичны. Протянув обе руки вправо, он принимал сноп от подавальщика и точным движением перекидывал его влево, в машину. Вправо – влево, вправо – влево двигались его сильные, цепкие, как корни, руки,  и крылатые снопы непрерывной вереницей летели снизу вверх, справа налево.

            Рядом с Матвеичем стояла Валентина. Большие глаза ее блестели, в волосах запутались колосья. Жадная и радостная полуулыбка не сходила с узких губ.

Увидев Василия, она легким, кошачьим прыжком спрыгнула на землю и закричала прямо в лицо ему что-то неразличимое, смешно и старательно открывая маленький рот.  Она размахивала руками, трясла головой и сердилась оттого, что не могла перекричать молотилку, и смеялась, а цепкий колос, словно золотая серёжка, качалась под её ухом.

            – Двадцать пять центнеров! – кричала Валентина и, помогая себе, растопырила пять пальцев загорелой и гибкой кисти. – Двадцать пять! Мы обмолотили весь урожай с первого участка. Двадцать пять!  Нет, ты только подумай!…Значит дожди и засуха – все преодолимо!…

            Колхозники обступили Василия и Валентину. Все кричали, перебивая друг друга, пересыпая зерно в ладонях, пробовали на зуб.

            В первых числах октября повезли колхозники зерно в свои закрома. Они так давно не получали богатых трудодней…Неутомимо тянулись тяжело нагруженные подводы от колхозных амбаров к домам. Дымы поднимались к небу, и в каждом доме пахло пирогами, жареным мясом, сотовым медом, полученным с колхозной пасеки. Затевались сговоры и свадьбы.

             Когда вывезли из амбаров все, что полагалось на трудодни, приступили к выдаче дополнительной оплаты лучшим бригадирам…С утра подводы, украшенные рябиновыми гроздьями и осенними листьями, выстроились на хозяйственном дворе…Принаряженные возчики восседали на подводах. Девчата танцевали…, дымили самокрутками старики, замужние женщины чинно восседали на скамьях и грызли семечки…

Василий был взволнован: «Еще хватит впереди дел и трудностей. Еще год не закончен…- говорил сам себе, и все же в этот час не покидало его такое ощущение, будто шел он к далекой цели и пришел скорее, чем думалось, и на миг растерялся: «Что же дальше?»…

2. В.Тендряков. Хлеб для собаки   

«Лето 1933 года. У прокопченного, крашенного казенной охрой вокзального здания, за вылущенным заборчиком – сквозной березовый скверик. В нем прямо на утоптанных дорожках, на корнях, на уцелевшей пыльной травке валялись те, кого уже не считали людьми.

            Правда, у каждого в недрах грязного, вшивого тряпья должен  храниться, если не утерян – замусоленный документ, удостоверяющий, что предъявитель сего носит фамилдию, имя, отчество, родился там-то, на основании такого-то решения сослан с лишением гражданских прав и конфискацией имущества. Но уже никого не заботило, что он, имеряк, лишенец, адмовысланный, не доехал до места, никого не интересовало, что он, имеряк, лишенец, нигде не живет, не работает, ничего не ест. Он выпал из числа людей.

            Большей частью это раскулаченные мужики из-под Тулы, Воронежа, Курска, Орла, со всей Украины. Вместе с ними в наши северные места прибыло и южное словечко «куркуль».

            Куркули даже внешне не походили на людей.

            Одни из них – скелеты, обтянутые темной, морщинистой, казалось, шуршащей кожей, скелеты с огромными, кротко горящими глазами.

            Другие, наоборот, туго раздуты – вот-вот лопнет посиневшая от натяжения кожа, телеса колышутся, ноги похожи на подушки, пристроченные грязные пальцы прячутся за наплывами белой мякоти.

            И вели они себя сейчас тоже не как люди.

            Кто-то задумчиво грыз кору на березовом стволе и взирал в пространство тлеющими, нечеловечьи широкими глазами.

            Кто-то, лежа в пыли, источая от своего полуистлевшего тряпья кислый смрад, брезгливо вытирал пальцы с такой энергией и упрямством, что, казалось, готов был счистить с них кожу.

             Кто-то расплылся на земле студнем, не шевелился, а только клекотал и булькал нутром, словно кипящий титан.

            А кто-то уныло запихивал в рот пристанционный мусорок с земли…

            Больше всего походили на людей, те, кто уже успел помереть. Эти покойно лежали – спали.

            Но перед смертью кто-нибудь из кротких, кто тишайше грыз кору, вкушал мусор, вдруг бунтовал – вставал во весь рост, обхватывая лучинными, ломкими руками гладкий, сильный ствол березы, прижимался к нему угловатой щекой, открывал рот, просторно черный, ослепительно зубастый, собирался, наверное, крикнуть испепеляющее проклятие, но вылетал хрип, пузырилась пена. Обдирая кожу на костистой щеке, «бунтарь» сползал вниз по стволу и…затихал насовсем.

            Такие и после смерти не походили на людей – по-обезяньи сжимали деревья.

Взрослые обходили скверик. Только по перрону вдоль низкой оградки бродил по долгу службы начальник станции в новенькой форменной фуражке с кричаще красным верхом. У него было оплывшее, свинцовое лицо, он глядел себе под ноги и молчал.

            Время от времени появлялся милиционер Ваня Душной, степенный парень с застывшей миной – «смотри ты у меня!».

            «Никто не выполз? – спрашивал он у начальника станции.

А тот не отвечал, проходил мимо, не подымая головы.

Ваня Душной следил, чтоб куркули не расползлись из скверика – ни на перрон, ни на пути.

       Мы, мальчишки, в сам скверик тоже не заходили, а наблюдали из-за заборчика. Никакие ужасы не могли задушить нашего зверушечьего любопытства. Окаменев от страха, брезгливости, изнемогая от упрятанной панической жалости, мы наблюдали за короедами, за вспышками «бунтарей», кончающимися хрипом, пеной, сползанием по стволу вниз.

            Начальник станции – «красная шапочка» – однажды повернулся в нашу сторону воспаленно-темным лицом, долго глядел, наконец изрек то ли нам, то ли самому себе, то ли вообще равнодушному небу:

            – Что же вырастет из таких детей? Любуются смертью. Что за мир станет жить после нас? Что за мир?…».

3.  Частушки на темы колхозной жизни. Источник: Интернет

4.   Стихи шиткинских поэтов-любителей из газеты «Большевистский путь Шиткинского района:

                                   Сергей Сибрин

                                   Песня колхозника

Как весна хороша!

Все кругом зелено,

Каждый листик тебе улыбается.

Нежный ветер в лицо,

Птицы вьются звеня,

И цветы пред тобой расступаются!

Хорошо же ходить

Целый день полосой, Целину вековую распахивать.

И еще я люблю

На колхозных лугах

Их росистые травы подкашивать.

Лето как хорошо!

Лучше чудной весны.

Океаном пшеницы колышутся.

Все кругом обошел, Эх, как жить хорошо!

В каждом колосе песни мне слышатся.

Лучше страдной поры

Нет и время в году,

Когда мой урожай убирается.

Пусть я сено гребу,

или копна кладу,

С песней день всегда начинается.

А за это за все,

При подсчетах сейчас,

Мой амбар жемчугом наполняется.

Славься честный мой труд!

Труд мозолистых рук,

Пусть колхозников труд прославляется.

Презентация

Приложения

Loading