Новый год, хоть и вовсю светский праздник ныне, но все же имеет  древние языческие и христианские корни, символы. Церковь не стоит в стороне и разрешает верующим праздничное застолье   несмотря на пост.

Уместно, наверное, в предновогодние  дни поговорить      церквях, точнее  говоря, об истории здания  одной церкви   – св.Николая Чудотворца в Тайшете. Интересные сведения о ней мы нашли в одной из книжек Хобты А.В.   –  “Церковное строительство на Транссибе. Конец XІX в. 1917 г.” , серия “Великий Сибирский путь”  (г.Тверь: Тверская фабрика печати, 2017 г., 128 стр.). Мы еще не раз будем цитировать книги Александра Викторовича, в них много сведений по истории тайшетского участка Транссиба.

Предлагаем для прочтения следующий отрывок:

 ” На станции Тайшет на собранные жителями села средства при стан­ции и при пособии фонда имени императора Александра Ш вне полосы отчуждения возведён храм в 1902 г. во имя Св. Николая Чудотворца. Церковь сооружена в 74 саженях от полосы из 6 вершкового леса, на деревянных стульях площадью 49,12 кв. сажени, с железной крышей. Из числа прихожан 1/3 служащие дороги, остальные жители села Тайшет.

     В виду предположения предать церковь дороге, тайшетскому сельскому старосте было предложено обсудить этот вопрос, а также возможность в будущем содержать церковь самим. Староста 28 мая 1908 г. ответил, что на сельском сходе большинством голосов высказано мнение, что передать церковь в ведение Управления железной дороги они не хотели бы, в виду того, что на неё потрачена большая сумма общественных денег (более шести тысяч рублей, а также и материалы). Что же касается содержания церкви сельским обществом совместно с железной дорогой, то общество имело большое желание, и было бы довольно и благодарно Управлению дороги, если бы оно участвовало в содержании церкви в натуральном или денежном виде.

Церковь в Тайшете требовала значительного ремонта. Необходимо было оштукатурить и переложить печи с увеличением их в размерах, так как зимой, даже во время богослужения, температура в помещении держалась ниже нуля. Поэтому Управление Сибирской железной дороги ва­риант предложенный жителями не стало рассматривать. Церковь на станции Тайшет не строилась под наблюдением начальника дороги. Построили сами, сами и содержите.

Ещё один интересный вопрос касался местоположения церкви. Он был вызван следующими обстоятельствами. Служащие железной дороги и жители посёлка при станции Тайшет ходатайствовали об отводе для со­оружения храма участка земли на полосе отчуждения. Начальник дороги В.М. Павловский, ходатайствуя перед Л.II. Куломзиным об отпуске на содержание храма пособия из фонда имени императора Александра III, указывал, что церковь будет сооружена в полосе отчуждения, но впослед­ствии, когда строительный комитет получил пособие, то храм, по мнению жителей села Тайшет, был построен на крестьянской земле.

6—7 сентября 1910 г. Комитет Управления железных дорог рассмотрел вопрос о принятии Тайшетской церкви в ведение Управления Сибирской железной дороги. В результате выяснилось, что хотя церковь построена в нс полосы отчуждения, она не была забыта и поддерживалась дорогой. Начальник дороги 15 ноября 1907 г просил архиепископа Тихона назначить священником в Тайшетскую церковь о. Шаврина с 1 января 1908 г., а в смету 1908 г. внесён кредит на отопление, освещение церкви, на содер­жание причта с окладом священнику 900 руб., псаломщику 420 руб. и сто­рожу 240 руб. в год и квартирные в 1/4 оклада. Таким образом в 1908 г. причт получал жалование от дороги. Но поскольку сельчане отказались передавать церковь в ведение Управления дороги, то кредит на 1909 г. был предан в Томск, в епархию. О. Шаврин обжаловал постановление Совета Управления железных дорог от 4 декабря 1909 г. о не принятии церкви, Совет остался при своём мнении, но согласился выплатить причту церкви Тайшет вознаграждение в сумме 300 руб.

   Примечание: На станции Тайшет в 1909 г. имелось следующие постройки: переселенческий барк, кухня и сарай при нём. пять жилых домов. помещение для школы и лавки Общества потребителей, шарма, пытая и открытая платформы, пакгауз, кузница, кладовая, дом для паровозных и кондукторских оршад, дом службы движения, дом контролера, дом начальника 19-го участка, дом помощника начальника 19 го участка, столярная мастерская, оранжерея 19 го участка, вокзал деревянный, отхожее место, помойная, яма ледник, сарай, водогрейка, жилые дома типов 1. 2а. 4а. 19. 16. 19, 21а, Д. жилой дом для паровозных и кондукторских бригад, часовня,  мобилизационная кура, переселенческая кухня, керосиновый погреб, водоёмное здание и паровозное здание. “

 Вот такие вот хитрые были тайшетцы: то заявляют мол строим на землях ж.д., то утверждают это крестьянская земля; церковь не передают Управлению дороги, а денежки просят  на содержание…

 Не только это интересно в процитированном отрывке , а еще год постройки, архитектурные особенности, потрачено на сооружение более шести тысяч рублей пожертвований. Так помаленьку, по капельке собираем информацию о первой тайшетской церкви. Встречаем строки заставляющие задуматься. Вот эта, например,: ” Начальник дороги 15 ноября 1907 г просил архиепископа Тихона назначить священником в Тайшетскую церковь о. Шаврина с 1 января 1908г….”.

Никогда мне  не встречалась информация о священнике  с таким именем, а вот имя Василий Шаравин хорошо известно. Возможно это о нём идет речь?

                                                   *   *   *

   

Теперь обратимся к другой книге Хобты А.В. – о Транссибе времен гражданской войны в Сибири. Точнее всего лишь к отдельным абзацам одной   главе –  “Разрушения, вызванные гражданской войной” (стр. 66 – 81) в поисках краеведческих сведений:

   “В 1918—1920 гг. при отступлении на восток Белой Армии на Том­ской железной дороге от станция Юрты до станция Иннокентьевская (Ир­кутск—Сортировочный) были взорваны и повреждены следующие мосты:

1.        1094 верста (2426 верста). Река Бирюса. Железный мост отверстием 160 саженей.

2.    1113 верста (2444 верста). Речка Акульшетка. Железный мост от­верстием 20 саженей. Ферма сброшена на землю. (Движение открыто по восстановленному чётному пути в 1920 г.)….

 Далее укажем на разрушенные жилые и производственные помещения, на хищения и выдачу по нарядам и без нарядов инструментов и материа­лов, на обслуживание железнодорожниками для белых войск и интервентов и на незапланированные работы.

В результате партизанских действий в 1919 г. в районе станции Тайшет по линии разрушено много гражданских и служебных зданий. 10 мар­та 1919 г партизанскими войсками сожжено на 1119 версте (2450 версте, перед Тайшетом) полуказарма площадью 18,25 кв. сажени (стоимость 5 167 руб. 05 коп.), 16 апреля 1919 г. сожжён одиночный сторожевой дом на 1090 версте (2421 верста) площадью 6,03 кв. сажени, здание блок по­ста площадью 15,79 кв. сажени на 1098 версте (2429 верста), сторожевой дом площадью 6,03 кв. саженей на 1099 версте (2430 верста), сторожевой дом площадью 5 кв. сажени на 1100 версте (2431 версте), полуказарма площадью 17,91 кв. сажени на 1102 версте (2433 верста), казарма площа­дью 23,65 кв. сажени на 1116 версте (2427 версте)

7 июня 1920 г. чешскими войсками было сожжено здание блок-поста на 1101 версте (2432 верста, восточнее Тайшета).

….На станции Юрты (2414 верста) 4 мая 1919 г. партизаны для устрой­ства бойниц и проволочных заграждений, для бронированных вагонов за­брали у артельного старосты Севастьянова ломы, лопаты, кайло, колючи гаечные путевые. На той же станции с 1 февраля 1919 г. по 20 января 1920 г., то есть 353 дня стояли на охране и имели при себе в течение этого времени паровоз в горячем состоянии. В этот же период чехословац­кие войска пользовались водогрейкой, причём для приготовления кипятка было использовано 7 200 куб. саженей угля и 5 куб. саженей дров. Под жильё было занято 30 теплушек и один вагон 1-го класса.

     …Иностранными войсками на станции Тайшет (2438 верста) были сдела­ны следующие разрушения: сожжён вокзал площадью 73 кв. сажени стои­мостью 20 805 руб., взорван паровоз (при взрыве в депо выбиты стёкла и повреждена подшивка потолка), повреждено водоёмное, давшее трещины до двух дюймов, взрывом водоподъемного здания выбиты стёкла и сорва­на вся верхняя часть здания. Общая сумма убытков по станции Тайшет составила 254 457 руб. 31 коп.

С 25 мая 1919 г. по 25 января 1920 г. — 20 месяцев — чехословацкие войска занимали одиночный сторожевой дом площадью 6,03 кв. саженей на 1197 версте (2527 версте).

11 февраля 1920 г. Я.М. Свердлов в телеграмме в Москву Л.Б. Красину сообщил, что от Тайшета до Нижнеудинска водоснабжение обеспечено, но дальше оно отсутствовало. На станции Байроновка (2458 верста) и Замзор (2524 верста) взорвано по два колена всасывающей линии и сняты инжек­торы с котлов. Произведено исправление.  …

На станции Разгон (2476 верста) при отходе чешских войск ими увезено из кладовой артельного старосты четыре костыльных лома (по 2 руб. 52 коп.), пять путевых ключей (по 1 руб. 20 коп.), 10 ламп по 80 коп.

 Поскольку в эшелонах стояли лошади навоз сбрасывали на пути. На всех станциях приходилось выполнять работы по периодической чистке путей и территорий станций, а после отхода чешских и белогвардейских войск — окончательную уборку. Например, очистку нечистот на станции Алзамай (2504 верста) от пребывания чешских и румынских войск израс­ходовано 200 дней.

      Во время пребывания румынских и чешских войск в районе станции Алзамай (2504 верста) в период с 1918 по 1919 гг. для противодействия передвижению иностранных войск партизанами были разобраны пути на 1 185 версте (2517 версте) на протяжении 200 саженей, на что израсхо­довано 400 рабочих дней по цене один рубль в день. На восстановление потребовались шпалы, рельсы, подкладки, накладки (не запланированные расходы)…”.

    Законспектированный материал сопроводим фотографиями   о разрушениях из фотоальбома нашего сайта.

Loading