Из истории тайшетских строек НКВД-МВД

 Обучающиеся Тайшетского учебного комбината 1949 г.  Снизу слева направо: Мигаль Лида, Лапырис Лида,Герасименко Лида, Похорукова Лида, Полевкина Нина, Бекарева Валя, Лавренова Лида, Чернова Галя, Сарычева Маша, Савватеева Лида, Бойправ Клава, Казанцева Валя, Черешнева Дина, Черешных Женя, Телешева Наташа, Кузминых Клава, Казакова Лариса, Гусева Лида, Леоненко Валя, Чубарова Валя, Сергиенко Люба (фотография прислана на сайт Дроздовым В.; не уточняется какого учреждения  этот УК)

     ….Ни один исправительно -трудовой лагерь не обходился без вольнонаемного персонала. Лагеря создавали рабочие места для тайшетцев. Численность вольнонаемного персонала менялась под влиянием  временных  факторов при общей тенденции роста. Найм вольнонаемных работников определялся инструкциями, постановлениями министерств, производственных главков, управлениями лагерно -производственных комплексов.

      В первые годы войны часть вольнонаемных работников   НКВД формировало из заключѐнных, отбывших срок и лишенных права выезда из района строящегося объекта или лагеря до окончания войны. Массовое увольнение этой категории рабочей силы с правом выезда за пределы Иркутской области произойдет лишь в конце 1946 г. — начале 1947 г. в связи с послевоенным увеличением численности заключѐнных в лагерях и колониях МВД. Значительная часть освободившихся из лагерей оставалась проживать в прилагерных населенных пунктах и работать на предприятиях и учреждениях тех исправительно-трудовых лагерей, в которых находились в качестве заключѐнных.                   Например, в лагерном и производственном секторах хозяйства Озерного ИТЛ в 1951 г. работало 430 вольнонаѐмных сотрудников, включая офицеров, ранее судимых, в том числе за контрреволюционные преступления 175 чел. 153 Имеется множество примеров, подтверждающих существование названных источников вольнонаѐмной рабочей силы для управлений строительства западного участка БАМа. Назовѐм лишь несколько биографических свидетельств. Рокайтис И.И., бывший офицер литовской армии, после освобождения из заключения в 1948 г. остался работать агрономом в сельхозе № 11. Арутюнов Б.С., Кассандров А.Г., Ярлыков А.В. Микутавичус А., освободившись из заключения в Озерном лагере, продолжали работать на Тайшетском центральном авторемонтном заводе Ангарского ИТЛ.

    Другую часть персонала управлений строительства, рабочих и служащих производственного сектора составляли местные жители, выпускники учебных заведений, направленные на работу в структуру МВД по окончанию учѐбы. Послевоенный дефицит трудоспособного населения ограничивал этот источник вольнонаѐмной силы подразделений МВД. При этом местные органы власти препятствовали оттоку рабочей силы, особенно из колхозов. Проблема приобретала настолько острый характер, что рассматривалась даже на одном из пленумов 1946 г. Тайшетского РК ВКП б. Было принято решение о немедленном возвращении всех специалистов сельского хозяйства, принятых управлением Тайшетстроя без согласования с райкомом партии.

     Некоторые жители Тайшета в послевоенный период обучались в учебных комбинатах управлений строительства БАМа.

     Бабий А.А. после окончания сельскохозяйственного техникума в г. Ростове Ярославской области в 1946 г. была направлена на работу в Куйтунский совхоз МВД СССР, затем в сельхоз № 11 Западного управления строительства и ИТЛ БАМ. Впоследствии этот сельхоз будет переподчинен Озерному ИТЛ. В качестве агронома сельхоза № 11 шесть лет она работала в непосредственном контакте с заключѐнными Озерлага, осужденными по ст. 58 УК РСФСР. Уволилась в связи с расформированием названного подсобного хозяйства.

    Шадрина Л.С. в 1946 г. закончила обучение на курсах учебного комбината Тайшетстроя по специальности нормировщик и проработала на предприятиях МВД до пенсионного возраста.

   Десяток лет в системе лагерных производств Озерлага проработала жительница Тайшета Лошкарева Л.Е.

    Для населения г.Тайшета, как бывшего места дислокаций многих управлений строительства и лагерей западного участка БАМа, характерным было наличие значительного числа жителей, бывших сотрудников, вольнонаѐмных   

     Процент вольнонаѐмных в общей численности рабочей силы практически во всех управлениях строительства и лагерях БАМа составлял в среднем 10 – 14 % .  НКВД/МВД и управления производственных главков не устанавливали лимит вольнонаѐмных в структуре рабочей силы в своих лагерях и управлениях. Их численность регулировалась исходя из особенностей производственной структуры и штатного расписания управлений строительства. При отсутствии достаточного числа вольнонаѐмных специалистов на их должности назначались заключѐнные.

     В условиях войны этот показатель был выше среднего. Например, в 1943 г. в Южлаге вольнонаѐмные работники составили 17.7 % от общей численности рабочей силы. Полноценная же рабочая силы из числа заключѐнных составляла всего 34 %. Уровень смертности среди них в 1942 г. составил 50 %.  Вероятно, имеющийся контингент заключѐнных, большей частью инвалиды, больные и работавшие по сниженным нормам, количественно и качественно не обеспечивал выполнения производственных планов, что вызывало необходимость увеличения числа вольнонаемных работников. Таковыми при дефиците трудоспособного местного населения становились освобожденные заключѐнные, но лишенные права выезда из района нахождения лагеря. Именно этими обстоятельствами можно объяснить столь высокий процент вольнонаемных в структуре трудовых ресурсов Южного ИТЛ.

     Максимальный показатель среднегодовой численности вольнонаемных 14.1 % в составе трудовых ресурсов ЗУС и ИТЛ БАМ приходится на 1947 г. Он значительно превышает показатель в 10,5 % на 1.01.1947 г. и показатель в 10,9 % на 1.01.1948 г. Такое количество вольнонаѐмных объясняется увеличением общей численности рабочей силы в связи с организацией Ангарского ИТЛ на восточном плече западного участка БАМа. Увеличилось   и количество лагерно-производственных подразделений и, следовательно, штатных сотрудников, рабочих как лагерного, так и производственного секторов управления строительства. Увеличение численности вольнонаѐмных в структуре трудовых ресурсов управлений строительства происходит в 1951-1953 гг. Например, в Ангарском ИТЛ в 1952 г. было 9.983 вольнонаѐмных работников, то есть 28.2 % от списочного состава всей рабочей силы. 159 В 1953 г. этот показатель практически не изменился и составлял 27.7 % при 26.400 заключенных.  

    Рост числа вольнонаемных по управлению Ангарского строительства и ИТЛ объясняется тем, что в начале 1953 г. это управление было передано в МПС, лагерь же — ГУЛАГУ.161 Общее увеличение числа вольнонаѐмных в лагерной экономике можно объяснить начавшимся демонтажем лагерной экономики. Проявлением этого процесса являлась активная переориентация еѐ на свободный труд. Во втором полугодии 1950 г. численность вольнонаѐмных в целом по предприятиям, стройкам МВД (без учѐта лагерного сектора) возросла и составила 662 тыс. человек, это 38.9 % к численности всех рабочих. 162 Важным аспектом является определение трудовой занятости вольнонаѐмных работников в производственном секторе. Их занятость на разных участках этого сектора в структуре каждого управления строительства БАМ будет разной. Тем не менее, можно определить общую картину трудовой занятости вольнонаѐмных на примере некоторых управлений строительства.  

     Значительная часть вольнонаѐмных работников была занята в подсобно-вспомогательных секторах производства, так как эти сектора в производственной структуре любого управления строительства были наиболее ресурсоѐмкими в плане рабочей силы. Средний показатель  процента вольнонаѐмных к общей массе рабочей силы в подсобном производстве названных управлений и лагерей составляет 8.1 %, во вспомогательном производстве 20.2 %. Значительная часть вольнонаѐмных работала в тех секторах, где использовался и обслуживался транспорт, в частности автомобильный и железнодорожный. Вольнонаѐмные работники составляли большинство в торговле, общественном питании, лагерном секторе, в противопожарной службе. Значительная часть работников производственного сектора любого управления строительства или ИТЛ трудились в качестве административно-технического персонала, служащими и в меньшем количестве простыми рабочими. В 1950 г. из 3 тыс. 323 вольнонаѐмных работников Озерлага на рабочих должностях трудилось всего 1.357, на инженерно-технических — 1.178, служащими — 696, на должностях младшего обслуживающего персонала — 37 человек, то есть рабочими — 40.8 % от числа всех вольнонаѐмных.  Преобладание в вольнонаемных на инженерно-технических должностях характерно практически для всех управлений строительства и ИТЛ для всех годов строительства западного участка БАМа. В Тайшетском ОЛП Южного ИТЛ в 1939 г. из 961 вольнонаѐмных работников было 34 рабочих, 118 инженерно-технических работников, 72 служащих, 54 младшего обслуживающего персонала, 583 сотрудника военизированной охраны. Таким образом, вольнонаемные рабочие составляли всего 3.5 % от общей численности.  

     В лагерном отделении Тайшетского ИТЛ ГУЛЖДС на строительстве завода горного оборудования в г. Усолье-Сибирское все 60 вольнонаѐмных, занятых в капитальном строительстве, являлись инженерно-техническими работниками. Производственный сектор лагерной экономики не мог нормально функционировать без привлечения определѐнного количества вольнонаѐмной рабочей силы, значительная часть   которой трудилась в качестве служащих и инженерно-технического персонала. Численность вольнонаѐмных специалистов зависела от общего объема капитальных вложений и стоимости предстоящих работ, специфики и структуры производства, от этого определялась общая численность рабочей силы, в том числе и вольнонаѐмной. При отсутствии или дефиците вольнонаѐмных кадров, управления строительств и лагерей в зависимости от специфики производства, осуществляли расконвоирование части заключѐнных. Основными же источниками формирования вольнонаѐмных кадров оставался наѐм местного населения, прием выпускников учебных заведений, закрепление на стройках уже освободившихся заключѐнных.

     Текучесть среди вольнонаѐмных работников была высокой. Например, за 11 месяцев 1951 года Управлением Озерного лагеря было принято на работу 924 человек, уволено 837 человек, текучесть 90.5 %. В то же время недокомплект вольнонаѐмных служащих и офицеров составлял 41.8 %. 166 Высокая текучесть кадров сохранялась и в последующие годы, как в целом по управлению, так и в отдельных лагерно-производственных подразделениях. За десять месяцев 1952 г. по Управлению железнодорожной линии Тайшет – Лена (УЖДЛ) было уволено 51 человек за нарушение трудовой дисциплины, покинуло рабочее место без увольнения 33 человека, объявлено 103 выговора и иных взысканий, осуждено товарищеским судом 13 человек и еще 13 привлечено к судебной ответственности.167 Доля вольнонаѐмных в структуре рабочей силы на строительстве западного участка БАМа не превышала в среднем 10-14 %, что позволяет не считать их основной рабочей силой. В области организации и управления производственными процессами их роль была решающей, несмотря на привлечение на административно-управленческие должности значительного количества специалистов из числа заключѐнных.

Селезнев Е.С.

Подробнее можно прочитать в брошюре №11 «Лагеря НКВД-МВД СССР на западном БАМе»  на  сайте «Тайшетская история»

 404 всего просмотров,  2 просмотров сегодня

Обсуждение закрыто.