К истории Шиткино и Шиткинского района (продолжение)

Восточно-Сибирская правда №9 1933 г

Руководство Шиткинского района выполняет наказ классового врага

    Долгое время в Шиткинском районе творятся безобразные дела, нагло преследуется самокритика, открыто извращаются партийные решения.

   Этот район занимает огромную территорию — 34 000 кв.километров. Одно село от другого отделяет непроходимая  тайга. В районе есть такие селения (Кондратьево, Червянка ) которые находятся на расстоянии 220 — 250 км от районного центра.  Около 60 клм отделяет Шиткино от железной дороги.

   Эта отдаленность и полузаброшенность , плюс абсолютно недостаточное внимание , уделяемое  району со стороны краевых руководящих органов, — все это привело к тому, что руководители местных партийных и советских организаций, попавших под влияние классного врага, встали на путь прямых извращений  директив партии и правительства.

   Классовый враг распоясался и почувствовав полную безнаказанность стал открыто диктовать свою волю «коммунистам» — руководителям как в отдельных селах, так и в районном масштабе. Это давление классового врага нашло свое наиболее яркое выражение в так называемом «емельяновском» деле». В чем суть дела?

   Контрреволюционер Емельянов, высланный в Шиткино за антисоветскую деятельность с благословения районных руководителей, занимает тихую и мирную должность плановика. Сначала все шло «спокойно». Емельянов что-то планировал и рик и райком были весьма им довольны.

  В апреле Емельянов преподносит рику и райкому плод своего планирования. Он пишет докладную записку на имя районного руководство с предложением построить в районе свиносовхоз. Расположить этот совхоз в горах. На строительство совхоза предлагает затратить не менее 2 млн рублей. Так как кормов для свиней на горах нет, Емельянов не долго думая предлагает руководству отказаться от вывоза хлеба (сейчас район имеет план вывезти 46 тыс. цент зерна) и направить его на корм свиньям. Нечего и доказывать, что главный смысл это контрреволюционной идеи сорвать в районе выполнение зернопоставок государству , растратить колоссальные государственные средства  на явно нерентабельную строительство. Ни выбранное место, ни наличие кормов не обеспечивали успех.

   Что контрреволюционер Емельяновы выдвинул явно вредительский план  уничтожения средств и хлеба — ничего удивительного нет. Ведь он вредитель. Гораздо серьезное то обстоятельство , что в районе среди ответственных руководителей коммунистов нашлись горячие защитники этого плана. И самым большим энтузиастом емельяновского плана оказался секретарь райкома  партии Курзин.

   С самого начала прикрываясь разговорами о нерентабельности вывозки хлеба в глухом притаежном районе, он выступил рьяным сторонником емельяновской идеи. Он всячески содействовал продвижению этого плана. Вскоре же под его прямым давлением , вопреки мнению отдельных членов бюро райкома партии (Семенова и др.) , этот открыто вредительский план передается на обсуждение в президиум райисполкома.

   Первый успех окрыляет Емельянова. Используя временную и безграничное доверие Курзина, с его прямого разрешения он приступает ко второй серии вредительства к планированию зернопоставок. Классовому врагу поручаю ответственейшее дело — исчисление зернопоставок на основе постановления  партии и правительства по колхозному и единоличному секторам.

  Вредительство на этом участке особенно опасно. Всякое извращение закона правительства  о зернопоставках наносит  величайший ущерб политике партии в деревне. Все это прекрасно усвоил Емельянов. Пользуясь полнейшей политической слепотой районного руководства, он составил он составил районный план зернопоставок основной смысл которого сводился к следующему. Единоличный сектор был не полностью обложен. Вопреки основным указанием закона о зернопоставках  о погектарных норме поставках зерна емельяновский план недооблагал единоличные хозяйства района на 700 цент зерна. Не полностью был обложен и колхозный сектор . Так, по прочим культурам колхозный сектор недооблагался на 3500 цент.

   Этот план зернопоставок направленный на к сокращению поставок хлеба государству прошел утверждение районных организаций. Переродившиеся чиновники из райкома и райисполкома с необычайной легкостью подмахнули вредительский план. На его основе стали выписывать обязательства по зернопоставкам колхозам и единоличным хозяйствам.

Никто в районе не попытался перепроверить составленный Емельяновым план.  Проверить правильность цифр , преподнесенных классовым врагом. Никто не считал нужным критически подойти к этому творчеству.

   Нужны ли доказательства более ясно свидетельствующие о полнейшей политической слепоте , откровенном срастании с классовым врагом, совершенном притуплении революционной бдительности.

    Только несколько месяцев спустя, в июле, в районе спохватились. Только в июле поняли, что обязательства выписаны неправильно. Заметим кстати, не секретарь райкома Курзин , не предрика Критинин, ни зав. райЗО Поздняков  подняли вопрос о вредительском плане. Классово-враждебные махинации разоблачили только что приехавшие в район Уполкомзаг СНК т.Муравьев и уполномоченный ОГПУ т.Спиридонов.

    После этого разоблачения в районе заскрипели перья. Наспех стали стряпать «дополнительные обязательства» . Решение было — поскорее замять, свалить вину на плановика Емельянова , оставить в стороне его покровителей из райкома и рика . В июле же колхозам и единоличникам раздали  так называемые «дополнительные обязательства» на сдачу хлеба государству.

   Эти допобязательства , как и следовало ожидать, внесли в деревню панику. Колхозники и единоличники отказались от приема этих обязательств , заявляя своим районным руководителям , что на основании закона партии и правительства всякие встречные планы запрещены. Само собой разумеется , что ссылки района на Емельянова , на его неправильный первоначальный план никого не убеждали.

   Два плана существуют в Шиткинском районе. Это твердо знают колхозники и единоличники. На Тайшетском элеваторе , куда шиткинцы возят хлеб, можно услышать такие разговоры:

– Привез два центнера по встречному…

– Теперь надо выполнить встречный план…

   Так называют дополнительные обязательства , после разоблачения первого плана хлебосдачи.

   Нечего говорить о том, какой вред нанесли эти два плана в Шиткинском районе. Они возбудили сомнения у ряда колхозников и единоличников в твердости и незыблемости решения партии и правительства в отмене встречных планов. Они развязали руки классово — враждебным элементам , дали возможность развернуть вокруг двух этих планов контрреволюционную работу.

*   *   *

   Из дела с двумя планами районное руководство не сделало никаких политических выводов. Ни один из покровителей Емельянова не был привлечен к партийной ответственности . Ни од ин руководитель, подмахнувших вредительский план не призван к ответу. Никакой разъяснительной работы в массах. Никаких уроков из этого вопиющего дела!

– Во всем виноват  Емельянов…Мы разослали дополнительные обязательства. Вопрос исчерпан…

Как будто бы партия может терпеть в своих рядах тех, кто попав под влияние классового врага, превращается в его слепое орудие, творит контрреволюционное дело.

Как будто бы партия может терпеть в своих рядах  тех, кто бесцеремонно обращается с важнейшими  партийными директивами,  извращают их и дискредитирует в глазах широких рабочих масс.

Только полнейшим зажимом самокритики можно объяснить факт замалчивания дела о двух планах, дела ответственность за которое  целиком лежит на секретаре райкома партии Курзине, покровителе Емельянова.

*   *   *

   Кто в Шиткинском районе не знает Куприянова? Широкий размах этого дельца известен всему району. До самого недавнего времени Куприянов – заведующий Шиткинским отделением Востсибпушнина. Член партии. Его жена Жданова , председатель райпрофсовета и член бюро райкома партии. Куприянов не может пожаловаться на плохое отношения с районным руководством.  Не только судья и прокурор (недавно отозванные из района Плетминцев и Антонов) , но и сам секретарь райкома т.Курзин – его ближайшие друзья. Пушнина для притаежного района — все!   Куприянов заведует ей. Кто сравняется с Куприяновым?

   И вдруг какой-то мелкий товаровед . Какой-то Немченко. Правда в прошлом Немченко партизан . Правда, Немченко честный и добросовестный работник.  Но все равно, кто осмелится выступить против Куприянова? И вдруг Немченко осмеливается.  Он приводит совершенно неопровержимые доказательства того, что Куприянов занимается воровством и мошенничеством. Немченко доказывает, что Куприянов производит незаконные наценки на товары. Эти накидки он присваивает. При покупке товаров на канской и красноярской базах попросту берет себе часть товаров.  Куприянов раздает взятки налево и направо. Основной вид взятки — масло. Своему агенту заготовителю в письме от прямо предлагает не стесняться предлагать взятки, потому что:

  — Не подмажешь, не поедешь…

   Бухгалтер Замаратский приходит на помощь товароведу Немченко. Они вдвоем начинают разоблачать  жульнические проделки Куприянова.

  Но эти люди не знали, что он давал взятки далеко за пределами Шиткино. Его услугами пользовались и шиткинские прокурор и судья. Эти люди забыли, что жена Куприянова  — член бюро райкома партии и председатель райпрофсовета. Что сам секретарь райкома партии Курзин крепко поддерживает Куприянова.

   И через некоторое время Немченко переводят с одного склада на другой. При переводе ему устраивают искусственную недосдачу товаров на сумму 1500 рублей. Всед за этим его немедленно увольняют.

   Труднее обстоит дело с Замаратским. Ему никак нельзя подсунуть недосдачу. Тогда на помощь приходит изобретательность. Добросовестного и преданного работника  выгоняют как прогульщика. Кроме того , райпрофсовет , председатель которого жена Куприянова, исключают Замаратского из профсоюза. О Немченко и Замаратском во всем районе по радио распространяют компрометирующие сведения. Райпрофсовет рекомендует не принимать их на работу. И это еще не все. Местком отделения Востсибпушнина райпрофсовета распускают.

    Так расправляются в Шиткино с теми, кто осмеливается развернуть критику и самокритику. Так отвечают в Шиткино на разоблачение влиятельного жулика и проходимца Куприянова. Так преследуются активные и честные работники.

   Знал ли секретарь райкома партии Курзин о делах Куприянова? Знал ли он о том, что бывший партизан Немченко и бухгалтер Замаратский разоблачавшие Куприянова — запятнаны, без работы , оклеветаны? Вмешался ли секретарь райкома в это возмутительное дело?

   Да, вмешался. Немченко, месяцами не находивший работы, изгоняемый из ряда организаций приказами свыше, не раз обращался к Курзину. И Немченко и Замаратский неизменно слышали от него один и тот же ответ:

– Вы находитесь под следствием.

– Выметайтесь из района.

   Бывшему партизану, квалифицированному работнику , доведенного до отчаяния , не давали занять место сторожа. Райком предложил снять его с этой должности.

   Более того, следователь  ведущий это дело, получил наказ секретаря ? или прекратите это дело , или партбилет на стол.

    Растратчик и взяточник Куприянов торжествовал. Так в Шиткино расправляются с теми, кто пытается поднять голос критики и самокритики.

   Конечно, районная комиссия по чистке, работающая  в настоящее время в Шиткинском районе исключила Куприянова из партии.  Конечно, новый состав суда и прокурату не прошел мимо этого безобразного дела. Куприянов был арестован , судим и приговорен к 10 годам заключения на основании закона от 7 августа. Немченко и Замаратский полностью реабилитированы.

   Но ведь дело не только и не столько в Куприянове. Дело в той системе работы Шиткинского районной партийной организации , которая делает возможным возникновение таких  дел. Дело в покровителях Куприянова и ныне руководящих районом. Дело в руководстве Шиткинского райкома партии.

*   *   *

   Безобразные факты вскрыты . Нет ни одной отрасли работы этой организации , которая не была бы провалена …(страница газеты оборвана)…В сельпо нет соли и спичек. На складе райсоюза (районный потебительский союз — Е.С.) эти товары задерживаются! На все нормированные товары систематические производятся различные наценки и накидки. Сумма их достигает 32.000 руб., и скрывается от райФО (районный финансовый отдел райисполкома — Е.С.) . Никакого учета и отчетности руководители райпо (районное потребительское общество — Е.С.) не признают.  В прошлом году райпо получило ссуду на капитальное строительство – 100.000 руб. Деньги израсходованы неизвестно куда.  Пропали следы и 45 000 руб. полученных из Канской райбазы. Так работает это учреждение. Так оно проваливает важнейшую работу.

*   *   *

   Только зажимом самокритики, притуплением классовой бдительности , совершенным отсуттствием развертывания массово — партийной работы можно объяснить эти факты. В области критики и самокритики в районной организации тон задает шиткинская ячейка партсоветучреждений , ячейка, в которой состоят 5  членов бюро райкома партии . О том как работает эта ячейка  ярко говорит тот факт, что , начиная с 1 января, ячейка удосужилась собрать только …четыре собрания. Бюро собиралось только два раза. Никакой политико-воспитательной работы ячейка не вела.

    Ячейка поставляла кадры бесконечных «уполномоченных» , посылаемых для работы в деревни. Из этой ячейки посылались люди, всю работу подменявшие голым администрированием. По этой «ведущей»  руководящей ячейку ровнялись другие партийные организации  в селах. За все время чистки ячейки выяснилось, что зажим критики является неизбежным и обязательным «методом»  работы ячейки. (страница газеты оборвана)…

   Ярким примером является село Червянка. Это село на 250 км. отдалено от районного центра. Редко сюда заглядывают представители районных организаций. Селом буквально завладели секретарь парторганизации Бурмакин , пред.колхоза Г.Бурмакин , пред.сельсовета И.Кузьмин. Эта тройка рассматривала Червянку  как свою вотчину,  где они могут творить безнаказанно все, что захотят.

   На передовых, добросовестных колхозников Анучина, Рукосуева, Брюханова, пытавшихся поднять голос критики,  обрушивались кары этой тройки.  Колхозники были подвергнуты открытому гонению. Их исключили из колхоза. Создают против них уголовное дело с выдуманными обвинениями.  Обвиняют их в кражах и хищениях, которые фактически совершают сами руководители села. Пользуясь своей властью , эта тройка добивается ареста  и суждения этих колхозников.  Расправившись таким образом  с теми, кто пытается поднять самокритику Бурмакины и Кузьмин продолжают  в еще в большей степени открытые и наглые хищения, разбазаривание государственных денег. Эта группа производит незаконные  аресты  и изъятия , занимается вымогательством , всячески издеваются над колхозниками и трудящимися единоличниками.

  Председатель колхоза Бурмакин на одном из колхозных собраний сказал:

– Я могу сделать все . Вы все мне подчиняетесь!

На собраниях колхозников и единоличников эти контрреволюционеры заявляют:

– У нас сейчас голосование отменено!

   Эти люди силой заставляют подчинятся себе. Они безнаказанно творили гнусные дела.  Они дискредитировали партию и Советскую власть в деревне. Они чувствовали себя царьками, нагло пользовались своим положением, открыто издеваясь над трудящимися села Червянка.

   Долгое время Бурмакины и Кузьмин командовали Червянкой. Долгое время передовые колхозники за попытку поднять свой голос против изгонялись из колхозов, арестовывались и судились.

   Но вот сигналы из Червянки  начинают проникать в районный центр. Районный комитет партии и районная  контрольная комиссия , разумеется откликнулась на сигналы . В Червянку посылается сам зам. пред РКИ Венгерский. Из Шиткино в Червянку далекий путь – 250 км. Долгие недели продолжалась  поездка Венгерского до Червянки и обратно. Наконец,  Венгерский вернулся в Шиткино и …никаких данных о безобразиях в Червянке представить не смог. По его мнению в Червянке все благополучно.

   На такую же позицию встали и райком партии и райисполком, районная контрольная комиссия.

    И только в августе, благодаря энергичной, активной работе тов. Спиридонова (упол. ОГПУ) безобразия в Червянке были полностью вскрыты. Но и после этого райком и райисполком , сняв с работы «руководителей» Червянки  посылают их на руководящую работу в другие села! Так, секретарь партийной ячейки Бурмакин посылается пред.сельсовета крупнейшего из сельсоветов – Бузыкановского. Такие же назначения получают и другие зажимщики критики.

*   *   *

   Червянка не исключение.  В ряде других колхозов и сельсоветов классовый враг , пробравшийся в руководству,  с помощью шляп–коммунистов , безнаказанно творит свое дел.

   В селе Тремино из колхоза исключают бывшую батрачку Бурмакину. Ее подводят под «кулачку». В Н.Заимке из колхоза исключают бывшего партизана Кочергина, одним только решением правления колхоза без согласия общего собрания колхозников.

   Так расправляются с активистами — колхозниками. Когда же дело доходит до настоящих кулаков, события идут куда медленнее. Когда колхозники Семенабродского колхоза поставили вопрос об исключении из колхоза двух кулаков , Курзин, секретарь райкома, сказал:

–Исключим, некому будет работать.

Это называется по — шиткински «проведением четкой классовой линии».

*   *   *

   Председатель Шиткинского райисполкома Кретинин , проходя чистку партии , заявил на собрании:

–Секретарь райкома партии Курзин сделал из меня квартирьера.

   Этим от пытался сложить с себя ответственность за безобразия вскрытые при чистке партии.

   И райком, и райисполком отвечают обман и очковтирательство , имевшие место в прошлую хлебозаготовительную компанию , когда 200 цент. потребсоюзовского зерна было сбалансировано и представлено как якобы сданное государству  в счет плана хлебозаготовок.

   Они отвечают за искривление линии партии и советской власти в селах и колхозах.

   Они отвечают за гнусное контрреволюционное издевательство над колхозниками и единоличниками в Червянке.

   Они отвечают за передоверие дела планирования зернопоставок в руки классового врага.

   Они отвечают за систему  самоснабжения, расхищения и разбазаривание государственного имущества безнаказанно царившую в районе.

   Они отвечают за грубый зажим и преследование самокритики.

   Полную ответственность несут райком и рик за срыв работы по зернопоставкам государству.  В Шиткинском районе нет почти ни одного колхоза , где бы первый обмолот зерна не пошел на распределение среди колхозников. Об этом спокойно говорят  в райзо, рике и райкоме. Правда, письменной директивы о том, чтобы обмолот раздавать по рукам – не было, но в райкоме и в райзо молчаливо приняли этот факт, а молчание , как известно, знак согласия.

   По одному только Бузыкановскому сельсовету разбазарено таким образом около 15 цент зерна. В одном только Бузыкановском колхозе первые 7 цент зерна распределили среди колхозников , не сдав ни одного кг государству. В Тремино, по собственной инициативе, , правление колхоза составило ведомость для распределения по трудодням по 300 гр зерна , предварительно не сдал государства ни грамма. В Джогино намолотили 20 цент зерна и решили распределить по трудодням. В самом Шиткинском колхозе , под боком у районных руководителей,  уже распределено до 30 % намолоченного зерна.

    Тенденция – сначала себе, а потом государству– нашло в районе самое яркое проявление. Она не встретила никакого сопротивления  со стороны районных, партийных и советских организаций! Как будто бы так и надо! Как будто бы кулацкая  политика разбазаривания хлеба допустима.

     Хлеб разворовывается  во многих колхозах , темпы зернозаготовок недопустимо низкие, разрыв между уборкой и сдачей зерна государству угрожающие.

Если во многих колхозах первый обмолот  полностью пошел по рукам  не встретив никакого отпора со стороны районного руководства, то в едино личном секторе работа кулацкого элемента чувствуется еще более сильнее. На днях в Ягодном поселке Шиткинского сельсовета , члены сельсовета  провели организационное собрание  единоличников и решили: хлеб государству не сдавать.

   Ни председатель сельсовета Акулов, ни уполномоченный райкома Дублинский  не разоблачили кулацкую  политику.  Они примирились с ней,  не дав ей никакого отпора, не вскрыв виновников кулацкого саботажа.

   Нет нужды доказывать , что нынешнее руководство Шиткинского района  не способно обеспечить  четкое проведение линии партии , не способно добиться победы  в проведение зернопоставок. В самый разгар борьбы за уборку и зернопоставки  секретарь райкома выехал в отпуск и вернулся только в сентябре.

*   *   *

   Районная комиссия по чистке партии под руководством т.Колпакова , работающая в настоящее время в Шиткинском районе, вскрыла безобразные дела шиткинских горе — коммунистов.  Шиткинское болото зашевелилось. Многие руководящие работники  с открытой враждебностью  встречают работу комиссии. Так , член бюро райкома Жданова, о которой мы уже писали выше, не явилась на чистку и прислала записку о том, что ей не здоровится. Налицо элементы круговой поруки. 

   Но нет никаких сомнений в том, что дела шиткинских руководителей будут вскрыты до конца. Нет никаких сомнений в том, что зажим самокритики , царящий в районе, будет сломлен. Проводники этой политики получат по заслугам. Шиткинская партийная организация, разгромив зажимщиков критики и самокритики,  невзирая на лица, очистившись от перерожденцев, кулаков, самоснабженцев, агентов классового врага –поведут трудящихся единоличников и колхозников на борьбу за лучшую уборку , за хлеб, за выполнение всех обязательств перед государством , за превращение района вв передовой район Восточной Сибири. Бригада «Восточно — Сибирской правды» Б.Скориков, Мих. Любимов, Иван Терехов. »   

 281 всего просмотров,  2 просмотров сегодня

Добавить комментарий