В. Соколов. Путевая судьба военного инженера

1946 г. 2-й разъезд. ст.Акульшет, железнодорожное руководство (вероятно УЖДЛ Тайшет — Лена; из альбома А.Маркова)

26.12.2019 г. на нашем сайте был опубликована статья Владимира Соколова «Костемиров Владимир Павлович». Это рассказ внука Владимира Павловича — Чувства и мысли внука, пропавшего на тайшетских островах архипелага ГУЛАГ заключенного Костемирова.  «…Человек в них – это мой дед по матери. Его арестовали, когда ей было пять месяцев. Она всю жизнь надеялась, сперва, что встретит его вживую, затем, что узнает, где его могила».

     И вот  пришло еще одно его  письмо от В.Соколова. Он пишет:

   «…   в завалах файлов в своем компьютере наконец-то обнаружил еще одну интересную биографию, связанную с Тайшетом. Как ни парадоксально, речь пойдет о начальнике одного из участков строительства железной дороги, фактически об одном из тех, кого мой дед мог бы считать надсмотрщиком.

    Однажды в редакцию окружной газеты «Север столицы» пришло письмо от ветерана с просьбой рассказать в газете о его жизни. Редактор, молодая, но весьма умная и амбициозная девушка, попросила меня, как самого старшего в нашей очень молодежной редакции побеседовать с ним. Как выяснилось в ходе нескольких встреч жизнь его оказалась и в самом деле весьма интересна и увлекательна. К тому же он заинтересовал меня как прямой очевидец и участник ГУЛАГовской жизни. Правда о тех далеких годах он старался рассказывать очень аккуратно и неохотно — времена постперестроечные были накалены, и ему не хотелось лишний раз сталкиваться с кем-либо из чересчур либерально настроенных граждан. К сожалению, наша главная редакторша, почему-то решила, что он – тот самый столб гулаговской системы, и наотрез отказалась публиковать о нем что-либо.

    Возможной в Вашей подборке людей, причастных к развитию Тайшета найдется место для весьма неординарного человека Константина Михайловича Переверзева

Статью тех лет (немного подправленную) и фотографии к ней прилагаю

С уважением,

Владимир Соколов., 10 января 2022 г. «

    Мы выполняем эту просьбу. Тайшет в 30-60 годы был местом не только сосредоточения заключенных, бесконвойных, отбывших наказания людей,   сотрудников исправительно-трудовых учреждений , охранников, конвоиров и т.д. Но были в их массе еще и гражданские — военные строители западного участка БАМа (Тайшет – Братск –  Усть-Кут) и эксплуатационники этой железной дороги, многие из которых находились на полувоенном положении. Коротко об этом : в  апреле 1943 г. был издан Указ Президиума ВС СССР  «О введении военного положения на всех железных дорогах»,  организовали политотделы,      работников жд транспорта одели в форму военного образца ,  ввели персональные звания и знаки различия и т.д. Во второй половине 50-х годов отменили звания и знаки различия, изменили форменную одежду и она, после нескольких модернизаций существует и по сей день. Человек в форме, пусть даже и без винтовки, внушает уважение и призывает к дисциплине.   

   Так вот, по мере завершения сооружения дороги отдельные ее участки вводились в эксплуатацию, за что отвечало   Управление железной дороги Тайшет – Братск –Усть-Илим (УЖДЛ), была и жд станция Тайшет — 2.  В Тайшете было еще одно  Управление  – тайшетского отделения ВСЖД.  О работе УЖДЛ МВД СССР рассказано в монографии Селезнева Е.С. «Лагеря НКВД — МВД на западном  БАМе Тайшет — Братск — Усть-Кут 1938 — 1951 гг.» , опубликованной на сайте.

   В силу всего сказанного, редакция сайта посчитала необходимым опубликовать материал В. Соколова о Константине Михайловиче Переверзеве, судьба которого жизненный пример строителей и эксплуатационников ж.д. НКВД — МВД, и к ним Тайшет имеет непосредственное отношение.

Селезнев Е.С.


Путевая судьба военного инженера

Для грандиозных замыслов нужны воля и дисциплина, для семейной жизни – любовь. Чтобы быть достойным человеком надо обладать суммой этих качеств

Кому-то судьба дарует возможность совершить одно значительное дело, которому он будет радоваться до конца своих дней. В жизни к. М. Перевезенцева таких дел было несколько, но по-настоящему он гордится долгой жизнью своей семьи и любящей женой

В Москве, нещадно обновившейся за последнее десятилетие, все же остались тихие улицы, словно уснувшие во времени, умиротворенные и навевающие прохожему покой. Вы наверно подумали об улицах исторического центра? Увы, центр Москвы давно разрушен и перестроен, его историческая реальность заменена напряженной видимостью былой значимости.

Настоящая история дышит совсем в других районах, где в хрущевках еще обитают живые, но стремительно уходящие в небытие созидатели нашей истории. Их дома, которые еще 40 лет назад считались символом нового времени, давно переняли у центра эстафету исторической правды.

На одной из таких улиц в Тимирязевском районе, в скромной 9-этажной хрущевке живет замечательная семья: Константин Михайлович Переверзев и его супруга Валентина Ивановна Сысоева. Вряд ли кто, встретив интеллигентную чету пенсионеров, может представить, насколько бурной и насыщенной событиями была их долгая совместная жизнь.

Константин Михайлович родился в далеком таежном поселке на озере Байкал в семье машиниста. Он был не единственным ребенком – два брата и сестра подрастали следом. Воспоминания детства и сегодня переносят его в далекое прошлое: как наяву видит он отчаянно холодную даже в самую жаркую пору бескрайнюю водную равнину озера с одной стороны поселка, а с другой – словно стоящих плечом к плечу богатырей, таежную стену вековых кедров с метровыми в обхвате стволами. Видит, как жители поселка смазывают обувь выброшенной бурей из глубин озера на берег бесцветной рыбешкой, непригодной в пищу из-за непомерного количества в ней жира.

Выбор профессий в небольшом поселке невелик и сын машиниста тоже стал машинистом. Однако страна бурлит – планы окрепшей советской власти грандиозны – она хочет освоить Сибирь, создать транссибирскую железнодорожную магистраль, крупные морские порты в устьях сибирских рек, наладить прямые торговые пути с Америкой. Массы людей начинают движение по заснеженным просторам севера.

Ему исполнилось 19 лет, когда тихий поселок оказался втянут в мир ГУЛАГа. Тяжкий труд заключенных зримо показал юноше кто есть что в этом мире. И он решил получить образование – поступил в Московский институт инженеров транспорта. Годы учебы пролетели быстро. Окончил престижный вуз Константин Михайлович в 1940 году с отличием. По распределению он и его подруга Валентина Сысоева получили направления на строительство особо важного стратегического объекта — железной дороги на Воркуту, где полным ходом велась разработка обнаруженных еще в начале 30-х годов богатых залежей каменного угля. По разнарядке ЦК КПСС и Совмина небольшая группа кадровых работников, в которую включили и молодого выпускника, должна была обеспечить строительство северной части строящейся дороги – через Архангельск, Нарьян-Map, по рекам Печора, Уса до поселка Абезь Коми АССР.

Незадолго до этого приказом НКВД было создано Главное управление железнодорожного строительства НКВД СССР (ГУЖДС), через год. получившее название Главное управление лагерей ж/д строительства (ГУЛЖДС). Место начальника отдела в новой структуре досталось молодому перспективному специалисту. Его зазноба, Валентина Сысоева в составе другой группы выпускников МИИТа была направлена на южное направление строительства – от Котласа до Печоры. Таким образом, на время они оказались разлучены.

Скоро началась война. Стремительное наступление немцев и потеря Донбасса заставили ускорить прокладку северного пути доставки угля. Обстановка усложнилась — резко сократились сроки строительства. В некоторых случаях приходилось строить по временному проекту – с отступлением от технических норм и правил, прокладывать путь с минимальными радиусами кривых, с крутыми подъемами и спусками. Это неизбежно приводило к частым авариям и крушениям составов. Правительство требовало возможно быстрее возить уголь, и этим определялось все. При авариях и крупных крушениях терялся уголь, перевозившие его думпкары и подвижной состав превращались, как при бомбежке, в груду исковерканного металла, перемешанного с углем и землей. Всё это надо было в аварийном режиме разбирать и срочно восстанавливать, чтобы продолжать движение угольных маршрутов собственноручно распределявшихся председателем Совмина В.М. Молотовым.

Катастрофическая задержка могла получиться из-за отсутствия ферм для мостов через многочисленные реки на участке от Котласа до Воркуты. Проблема была настолько серьезной, что для ее решения не пожалели возведенный на высоту 10 метров стальной каркас Дворца Советов, возвышавшийся вблизи Кремля на месте снесенного храма Христа Спасителя. Половина демонтированного каркаса (более 12 тысяч тонн уникального высококачественного металла) была использована для строительства мостовых ферм на Северо-Печорской магистрали. Эти мосты – через Северную Двину, Вычегду, Усу, Вилядь — эксплуатируются до сих пор. И прославленный в песне курьерский поезд Москва-Воркута, устремляясь к Полярному кругу, гулом приветствует на совесть сработанную сталь недостроенного Дворца Советов.

После военных сборов в августе 1942 года К.М. Переверзев назначен начальником дистанции пути на участке Печора-Кочмес. Здесь он снова встретил свою Валентину, работавшую инженером в строительном отделении на станции Печора. И в 1943 г. они создали семью, в полном согласии существующую до настоящего времени.

В апреле 1947 Совет Министров в Секретном постановлении принял решение приступить к строительству крупного морского порта в Обской губе в районе мыса Каменный и железной дороги от станции Чум (южнее Воркуты) до порта. Необходимость строительства железной дороги вызвана двумя причинами: экономической — освоение северных территории, богатых полезными ископаемыми и военно-стратегической — защита арктического побережья страны. Строительство железной дороги Салехард — Игарка вдоль Северного полярного круга можно считать одним из самых грандиозных проектов XX века. Для его осуществления были организованы Управления ГУЛЖДС в г. Архангельске – № 510 и в г. Салехарде — № 501. На эти стройки в 1951 г.. Константин Переверзев. был направлен на должность зам. начальника управления — главного инженера.

Центром строительства, стал поселок Абезь. Ранее в нем располагалось управление Печорского лагеря, строившего дорогу на Воркуту. Новая стройка унаследовала его помещения и кадры. Управление строительства размещалось в длинной землянке. Здесь же, в Абези находилась штабная колонна, где содержались заключенные, работавшие в управлении стройки, а также производственные лагерные колонны.

Вскоре после смерти И.В. Сталина планы освоения Сибири были пересмотрены. В 1953 году многие стройки, использовавшие труд заключенных, переподчинены из МВД в Минтрансстрой. Строительство кое-как продолжалось, но постепенно объекты закрывались, либо замораживались, а в итоге – так и остались незавершенными. Время массовых реабилитаций и возвращения покорителей Сибири по домам в 1958-1959 гг. стало окончательным крахом амбициозных проектов освоения Севера. Сегодня любознательные путешественники видят руины на месте великих строек социализма.– размытые насыпи, искореженные вечной мерзлотой рельсы, проржавевшую железнодорожную технику: паровозы, платформы, думпкары, обветшавшие здания и сооружения, заброшенные лагеря строителей. Перед памятью неимоверного труда героев освоения Сибири мы склоняем головы. Хочется верить – усилия начальников, инженеров и заключенных не прошли даром – Газпром, заинтересованный в освоении тех самых, еще при Сталине разведанных полезных ископаемых, предлагает в своих проектах использовать то, что было создано титаническим трудом в суровые годы репрессивного хозяйствования.

А у нашего героя начался новый этап трудовой биографии – в 1959 году он назначен главным инженером — начальником объекта 9 Управления МО СССР под г. Чехов. После сдачи объекта в эксплуатацию был переведен в Москву на должность начальника отдела в Центральное управление специального строительства Министерства обороны (ЦУСС МО), которое впоследствии объединилось с Главным управлением Cпецстроя (ГУСС МО).

Это было время, когда США в нарушение договоренности с СССР интенсивно проводили подземные испытания ядерного оружия. Чтобы не допустить нарушения паритета, мы начали свою программу испытаний. В соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР об усилении работ по созданию ядерного щита спецстрою поручалось обустройство испытательных полигонов: Семипалатинского, в Капустином Яру, в Сары-Шагане и на Балхаше. К.М. Переверзев курировал работу трех полигонов, на которых почти одновременно проводились испытания полученных из Германии ракет ФАУ (в Капустном Яру), подземные испытания ядерного оружия (на Семипалатинском полигоне), создание БРК (боевых ракетных комплексов).и сопутствующее всем полигонам строительство объектов больших наземных РЛС — узлов дальнего обнаружения системы предупреждения о ракетном нападении (ПРО)

Заместитель министра обороны СССР А.Н. Комаровский поручил персонально ему особое задание – провести наблюдения и составить записи обследования результатов подземных взрывов на строительные материалы и конструкции из кирпича, железобетона, металла, дерева и т.п. Для этого вблизи нескольких штолен строились фрагменты 2-3 этажных сооружений. После проведения взрывов и осаждения выбросов из образовавшихся кратеров раскаленных скальных пород, газов, радиоактивной пыли и пепла ломиками и руками в резиновых перчатках из радиоактивного месива извлекались разрушенные и исковерканные обломки конструкций и куски стройматериалов. Понятно, что участники наблюдений получали облучение, и впоследствии были признаны ветеранами подразделений особого риска.

В начале 70-х годов. К.М. Переверзев получает назначение командиром войсковой части и начальником управления Минмонтажспецстроя в г. Загорск, где избирается депутатом Загорского городского совета.

В 1972 году уволен с воинской службы по выслуге лет. В этом же году начал работать начальником отдела капитального строительства Радиотехнического института имени академика Минца, где и завершил свою трудовую биографию в мае 1983 г. Последняя работа была напрямую связана с противоракетной обороной. В сложные перестроечные годы надежно защищали Москву объекты РЛС, в создании которых принимал участие К.М. Переверзев.

Пенсионер, ветеран подразделений особого риска, он всю свою жизнь отдал обустройству Родины, при этом смог создать образцовую, крепкую семью, в мире и ладу существующую уже 64 года, воспитал достойных детей – сына и дочь. Неравнодушный человек, он сегодня желает подрастающему поколению – стройте свою жизнь не по западным образцам, будьте достойны собственных грандиозных замыслов, равняйтесь на своих отцов и дедов, продолжайте начатое ими. Достойная жизнь может быть только в достойной стране, а для этого надо достойно трудиться и строить достойные планы.

Биографическая справка:

Константин Михайлович Переверзев. Родился в 1913 году в таежном поселке у озера Байкал.

Семья жила на станции Мысовая. Отец, родом из Керенска, служил телеграфистом, затем помощник начальника, начальник станции Мысовая. На этой станции Константин закончил ФЗУ. Здесь же проходил практику на паровозах.

В 1940 году закончил Московский институт инженеров транспорта.

В августе 1942 года призван на военные сборы.

В июле 1943 года назначен начальником дистанции пути на участке станция Печора– станция Кочмес. В этой должности проработал до октября 1946 г. В 1950 г приказом Министра МВД СССР № 872 от 30 ноября. награжден нагрудным знаком «За освоение Печорского бассейна».

В 1944 г. родился сын Юрий, в 1948 г. – дочь Ирина.

В 1951 г. – зам. начальника управления, главный инженер Управлений ГУЛЖДС № 510 Архангельск — Мезень и № 501 Салехард — Норильск.

В 1954 г. переведен в той же должности в Южпечорстрой в г. Вельск на строительство железной дороги. Вельск–Котлас и далее на Воркуту.

С 1959 г. — главный инженер, начальник объекта 35 Управления, строящегося объекта 9 Управления МО СССР под г. Чехов. С 1959 по 1964 годы вел строительство и обустройство трех полигонов, в том числе и в Семипалатинске, строительство по проектам Минсредмаша боевых ракетных комплексов под управлением профессора, Героя Социалистического труда, генерала Комаровского.

В апреле 1964 и по август.1970 – работает в Москве начальником отдела ЦУСС МО (впоследствии объединившегося с ГУСС МО).

С августа 1970 г. по июнь 1972 г. командир войсковой части и начальник управления Минмонтажспецстроя в г. Загорске. Избран депутатом Загорского городского совета. Уволен в запас приказом МО СССР № 300 от 11.04.72 г. по выслуге лет с правом ношения военной формы одежды. В 1974 году снят с учета Тимирязевского райвоенкомата.

С конца 1972 г. работал начальником ОКСа Радиотехнического института им. академика Минца. Строили объекты института, под Клином на объекте под руководством профессора Слоки обустроили безэховую камеру – весьма непростое акустическое сооружение. Вышел на пенсию в мае 1983 г.

С того времени пенсионер, ветеран подразделений особого риска.

Умер в конце 2005 года.

 209 всего просмотров,  2 просмотров сегодня

Добавить комментарий