Незапланированная экскурсия – 2: о реальном и о вымышленном.

Приходится повторить часть прошлой экскурсии, незапланированно  и вынужденно.      Хотя у экскурсантов, то есть читателей статьи, и к экскурсоводу серьезных вопросов не было. Лишь у некоторых прозвучали упреки и обвинения в стремлении экскурсовода разрушить памятники, в некомпетентности, в незнании основ экономики, права, истории России и родного края, в политическом приспособленчестве, в неверности марксизму-ленинизму, в развале страны и т.д. (БН, №13 от 27.03.2015 г.; БН, №14 от 3.04.2015).    Приходится «оправдываться», иначе некоторые оппоненты, руководствуясь вымыслами, вдруг вздумают подвести под действие статьи   354.1 УК РФ  «Распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а равно осквернение символов воинской славы России, совершенные публично».  

   Жаль,  среди оппонентов  нет молодежи, людей среднего возраста. Нет и тех, кто разделяет  тревогу экскурсовода за памятники. И то и другое —  печальные  показатели отсутствия интереса к теме. 

     Уважаемые оппоненты, не поняв рассказа экскурсовода,  сразу же повели разговор о «негативных впечатлениях» и «фактических ошибках». Начали требовать  «не ломать», «не трогать», «не давать слова», «не рассуждать», «не печатать».  И ни разу ничего стоящего внимания по теме экскурсии не высказали, как будто бы все прекрасно и к памятникам не заросла народная тропа.  

    Повторю —  статья «Незапланированная экскурсия»  в большей степени об отношении местной власти, общества к своим же памятникам, и в меньшей о самих памятниках. О них говорится только по мере необходимости   выразить, показать отношения. Поймите это, и освободитесь от своих ложных впечатлений и необоснованных обвинений, ошибочных знаний и мнений:

 1. «Автор ставит под сомнение существование танка … По его словам, коли этот танк не принимал участия в боях, то стоило ли ставить какую-то копию боевого танка на пьедестал…»;  «Как … могли   напечатать такое?».

    Не ясно, что значит такое? Наверное, что-то страшное. Напрасно искать будем, нет в  статье этого страшного:

1. не ставится под сомнение существование памятников, в том числе и  танка

2. ставится под сомнение необходимость его установки, и существующей эпитафии

3.ставится под сомнение установка  танка как символа вклада тайшетцев в Победу

3. ставится под сомнение практика сооружения памятников без предварительного   общественного обсуждения

4. ставятся по сомнение смысл некоторых эпитафий

 5.ставятся под сомнение  указатели  того, что и ради чего установлено на пьедесталах города, надписи на некоторых мемориальных досках

6. ставится под сомнение  убедительность обоснований  установки танка   

 7. ставится под сомнение достоверность и точность фактов, приводимых в обосновании установки именно танка, в описание этого памятника

8. ставится под сомнение утверждение, что это  танк Т-34,   а не Т-34-85 1944 года выпуска 

9. не было речи о какой-то копии танка      

10. не ставится под сомнение, что этот танк воевал (хотя мы не знаем   истории именно этого танка).

        Нет ничего такого в статье, что могло бы помешать публикации. 

 Теперь о конкретных  высказываниях оппонентов.

   2.  «Что такое личный вклад? Дома взять деньги и отдать! Так ли это?». Оппонент считаете, что авторское понимание  сути такого вклада неверным.  И приводит   якобы правильные примеры:  мама и брат оппонента, конторские служащие, комсомольцы  трудились  какое-то время в цехах Бирюсинского лесозавода,    и заработанные деньги отчисли в фонд «Всё для фронта, всё для победы»,  и в фонд строительства танков.

     В   «Незапланированной экскурсии»   цитировалась    статья журналиста Петрова А. ( Танк на пьедестале, ЗК от 9.05.1987 г.), содержащая  множество  примеров сбора тайшетцами именно личных денег и  иных ценностей. Например, в д.Енисейке жители собирали деньги; все колхозники Тайшетского района и жители Тайшета  сдавали мед, хлеб, вещи, деньг , неся всё это именно  из  своих домов; в Иркутской области внесли личные сбережения, свою собственность на 58 млн.рублей золотом, хлебом, мясом и т.д.. Как видим, Петров А. говорит именно о личном, благотворительном вкладе тайшетцев: собрали, сдали, принесли, личные деньги, личные сбережения, личные ценности. Совсем не говорит о случаях  отчисления   заработка одного рабочего дня,   одной рабочей смены, одного субботника или  определенного количества заработанных трудодней.  

    Так что уважаемый оппонент, сам того не ожидая, оказался прав, изумлённо  и  негодуя говоря: «…Дома взять деньги и отдать! Так что ли?». Получается, что именно так.  

  То, что  родные оппонента заработали и  отчисляли  «в  фонд «Всё для фронта, всё для победы» не успело стать их собственностью, они не получили права распоряжатьсявладеть, пользоваться заработанным.   Да и потом, оппонент утверждает, что ее родные заработанное отчисляли не в фонд строительства танковой колонны, а в какой-то, не существовавший  в годы войны, фонд.    «Всё для фронта! Всё для победы!» — это не фонд, а лозунг. Кстати сказать, 7 апреля 1943 г. было опубликовано   сообщение Совнаркома СССР, в котором говорилось: «Ввиду того что через два месяца предстоит выпуск Государственного займа обороны, Совет Народных Комиссаров СССР, чтобы не обременять население чрезмерными расходами, просит граждан и гражданок прекратить 7 апреля с. г. добровольные индивидуальные и коллективные взносы денежных средств в фонд Советской Армии». Тем не менее, благотворительные акты советских граждан

, как мы знаем,  имели место все годы войны.

3. «В статье допущена фактическая ошибка. Автор пишет, что колхозники сельхозартели имени 23-й годовщины Октября относились к деревне Тимирязево».Всё так, только это   фактическая ошибка опять таки журналиста  Петрова А., который в   уже названной статье  написал: «Но больше всех собрали денег  на колонну  в Тимирязево, где был колхоз имени 23-й годовщины Октября…».  Именно это предложение и было процитировано в   «Незапланированной экскурсии».

 4. «Там (то есть в д.Тимирязево – Е.С.) был колхоз «Третья пятилетка», и туда входили деревни Тимирязево, Луговское, Осинники, Авдюшино, Бувальчик и другие». 

      Во-первых, по архивным данным в 1941 г. д.Луговской  была центральной усадьбой   самостоятельного колхоза «Майский» (председатель Козодой, 1942 г.).   5 марта 1942 г. Тайшетский  райисполком  принял решение об объединении колхозов «Майский», «23-я годовщина Октября» и «Третья пятилетка». И вот что интересно, в  перечне избирательных участков по выборам в Верховный Совет в декабре 1945 г. указано – «д.Тимирязево и уч. Луговской». Получается, что в 1942 г. не стало только самостоятельного колхоза «Майский», а Луговской всего лишь участок.  Так что  д.Луговской не всегда «входил» в колхоз «Третья пятилетка». Под словом «входил» , вероятно, подразумевается, что д.Луговской была отделением или бригадой колхоза «Третья пятилетка».  Во-вторых, деревня Авдюшино была центральной усадьбой  колхоза «Власть труда», а эти  колхоз и деревня не имели никакого отношения к  «Третьей  пятилетке», и в д.Тимирязево  «не входили». 

     5. Еще одно ошибочное утверждение оппонента: «и только в д.Тимирязево жили спецпереселенцы…, а  остальные жители жили в своих деревнях с начала ХХ века…»,то есть не спецпереселенцами.Вовсе нет. Спецпереселенцы проживали  в Сафроновке, Суетихе, Сполохе, Тимирязево и в других населенных пунктах. В Тайшетском районе в  1950 г. 3278 семей спецпереселенцев (10 341 человек в т.ч. мужчин 3233, женщин, 4432, детей 2676) проживали в  56 населенных пунктах.   В Шиткинском районе  в  том же году  по спецкомендатурам учитывалось 150 семей (650 человек)  спецпереселенцев.  Все они родом из довоенного, военного, после военного времён.

     6.  Оппонент выразил согласие о большом трудовом вкладе  тайшетцев и шиткинцев   в Победу, и высказал мнение: «Может и нужно подумать над установлением общего памятника подвигу тайшетцев  в  Великой Отечественной войне».  Вообще-то,    в статье «Незапланированная экскурсия» не предлагается   ставить  новые памятники событиям военного прошлого.  Была констатация – в нашем районе и городе не увековечен трудовой подвиг, трудовые заслуги  тайшетцев. Увековечена память только о погибших земляках, а это печальная часть боевого вклада.   

      7. Теперь  об очень  важном. Только договоримся сразу: говоря о  призванных и погибших в годы войны под словом «тайшетцы» имеем в виду и шиткинцев. Так проще писать  статью. Назвав имена  6680 тайшетцев,  погибших на фронте, в статье  «Сбор средств на танковую колонну» (БН №13 от 27.03.2015 г.) оппонентом заявлено следующее «раньше эта цифра была другой, но из Тайшетского района выделился Чунский район».Вообще-то, «выделился» не из Тайшетского, а из Шиткинского района. И не выделился, а образован на землях, переданных ему   Шиткинским, Алзамайским, Тангуйским районами.

     Так вот. Сразу не поймешь  эту  фразу. О какой другой цифре  говорится? Как «выделение» Чунского района могло повлиять на число погибших тайшетцев?  Попытаемся понять:  в 2000 г. в газете «Бирюсинская новь»  была названа цифра —  7592 погибших,     она же указана   в  «Книге памяти» (2005 г.),  но уже в   2007 г. в сборнике «Помним всех поимённо»   названо  лишь  6680 имён  погибших тайшетцев. Список уменьшился на 912 человек. Надо сказать, что в областной книге «Память» названо  985 имён погибших шиткинцев. Так что получается, это теперь погибшие выделившегося Чунского района? Так что ли?

     Если так, то такой подсчет не правильный, а результат его не имеет право на существование.    Образование Чунского района не требует передачи в его историю   части призванных и погибших тайшетцев: тех, кто проживал в населенных пунктах Шиткинского района на день призыва на фронт. Факт призыва и гибели тайшетцев в войне – это история только Тайшетского и Шиткинского районов, а после их объединения Тайшетского. В   истории же Чунского района  только участники  войны,   жившие  на территории района после его образования, ну и, конечно, призванные в Шиткинском,   Алзамайском и  в других районах. Следовательно, погибших тайшетцев  не 6680, а всё-таки 7592 человека. 

      Однако, вот что интересно. Неизвестно почему  во  2-ю часть областной книги «Память» 170 имён погибших жителей   деревень  Червянка, Челюгда, Новочунка, Выдрино, Тахтамай, Коновалова, Березова, Балтурино и др. Шиткинского района записаны под заголовком «Чунский район». Авторы книги «Память»  хотели изменить принцип составления списков: не по алфавиту всех погибших называть, а по районам?  И осознали невозможность такого варианта – в остальных частях имена вновь расположены в алфавитном порядке, деления имён по районам нет.  Кстати, в Чунском районе передачу им призванных и погибших тайшетцев как-то не заметили, и даже не поняли. Там озвучивают следующие  сведения: погибло в годы войны более 300 жителей района (примерно так). Имена погибших на мемориальном комплексе в пос.Чунском. Как их подсчитали? Возможно, методом опроса жителей района. Сегодня никто это не сможет это прояснить, памятник был установлен еще в 1985 г. Чунские краеведы говорят так – нашего района не было в годы войны, жители района призывались разными военкоматами в разных районах, подсчитать   призванных жителей чунских населенных пунктов, бывших в составе разных районов, мы не можем. Хотя, как мы видим, составители областной книги предпринимали  попытку   посчитать число призванных и погибших жителей Чунского района (часть 2 , книги «Память»).  

     Нас же, как кажется, должно взволновать еще и следующее. Почему же  никогда  не говорилось об этом изменении — было 7592, стало 6680 человек? Долго искал объяснение уменьшению числа погибших в  подсчетах 2005 г. и 2007 г., и вовсе не думал, что оно такое. Получается, что  работа автора сборника «Помним всех поимённо»   свелась лишь к удалению из списка   тех,  кто проживал в шиткинский деревнях и сёлах, отошедших в декабре 1953 г. к Чунскому району?   

    И вот еще о чём  тоже надо подумать.  Есть грустная статистика: 4 тысячи погибших – такую цифру впервые назвали в районной газете в 1982 г. (через 36 лет по окончанию войны, заметьте), потом говорили-писали, что их 3 000, 4 000, 5328 (по областным книгам), 7592, потом опять 4 000 (!), потом 6680 человек. Шесть разных цифр, за которыми трагические судьбы солдат.  Презентации данных о количестве погибших тайшетцев требует первоначально публичного рассмотрения и согласования  с  общественностью, местными органами власти, СМИ.

     Кстати сказать, в  сборнике «Помним всех поимённо»  не хватает 163 имени: их напечатано 6517  вместо   6680.  Вот вам ещё доказательство необходимости  обсуждения результата всяких подсчетов погибших в войне.

    8. И уж совсем странная   мысль  в начале   статьи оппонента: «И танк, и паровоз, и машина Урал Зис — 5 – это напоминание молодому поколению о том, какие виды техники принимали участие в боях. Ребятам они помогают окунуться в события тех лет». Во-первых, «ребятам» они ничего не напомнит, и они никак и  никуда не смогут «окунуться», глядя только на памятники.  Тем более «в события тех лет».  Это     выше их человеческих сил, это из области фэнтези.  Как в кино «Мы из будущего». Танки, паровозы, автомашины способствуют формированию  маленького, очень неполного и не совсем правильного   представления о вооружении  Рабоче-Крестьянской Красной  армии в годы войны. Не более того, а этого сегодня недостаточно. Да  и не надо такого ложного представления —  ведь танк   Т-34-85 1944 года рождения, паровоз Л-3449 1954 года выпуска, автомашина правильно называется УралЗИС-5М, и она не имеет отношение к войне –  родом из 1951 года.  Память наша работает по алгоритму: познать, понять, почувствовать, помнить. Не будет хотя бы  одного из этих звеньев, например, знаний, ничего как надо не   запомниться.

   9«… бывший первый секретарь райкома комсомола, и некоторые памятники устанавливались не без его согласия. Или тогда это было в угоду времени?».   Этот оппонент в только одном этом предложении умудрился два раза нарушить рамки  приличия, перейдя к оскорблениям в виде ложных подозрений. Однако.

     Мнение первых секретарей райкомов комсомола, и даже райкомов коммунистической партии,  по поводу устанавливаемых в городе Тайшете памятников, никто не спрашивал. Полномочия райкомов и райисполкомов на городскую территорию не распространялись: партия и комсомол строились, как известно, по производственно-территориальному принципу. Оппонент это прекрасно знает, как бывший работник районных  органов власти и, вероятно, как  коммунист.   Даже и у жителей города  зачастую не всегда спрашивали что соорудить, как соорудить. Пример — история с танком.    

10.   «Так что не трогайте эти памятники». Уж как-то это требование угрожающе  категорично  звучит.  Что значит не трогать? Не задумываться над  их историей и не говорить о ней?    Запретить это  невозможно. Так  зачем воздух попросту сотрясать? 

11. Этот оппонент продолжает быть категоричным  во всех своих поучениях, наставлениях, что оторопь берёт. И не замечает своих грубых ошибок, которые   невозможно принять за банальные описку и опечатки, и это вынуждает комментировать: «…памятник Петру Столярову, замученному белочехами и кулаками в 30-е годы прошлого века…»; «надеемся, добьётся создания памятника Гулагу, надо помнить, что там сидели не только репрессированные…». Белочехов, как известно, в  30 годы  в наших краях уже не было, и   в убийстве Столярова они не участвовали. Невозможно человека мучить и убивать все 30-е годы, даже если это делали бы  белочехи, следовало указать более конкретную дату гибели Петра Столярова.  Памятник «Гулагу» ставить никто не собирается, так как это — Главное Управление лагерей НКВД СССР. Было бы странным, по крайней мере,   требовать сегодня установить этому главку памятник! В кошмарном сне невозможно такое представить. В этом главке репрессированные «не сидели», хотя многих его  сотрудников репрессировали в разные годы, но сидеть их отправляли далеко-далеко.И вообще, репрессированные  «не сидели», если даже не оказывались расстрелянными, а  несли  наказание в виде лишения свободы с сочетанием его с ежедневным физическим трудом в исправительно-трудовых учреждениях ГУЛАГа. Репрессия — это    подавление, угнетение, карательная мера, наказание, применяемое государством, а репрессированный — это человек, к которому государством была применена эта самая  карательная мера. Если так, то кто еще мог «сидеть» в «Гулаге», о ком еще, по   настоянию  оппонента,  надо помнить в день установления памятника  нашим землякам, жертвам политических репрессий, и  незаконно осужденным заключённым,  умершим в  тайшетских лагерях ГУЛАГа? Не понимаю.

12. «Беречь и почитать надо памятники, где бы они и когда они не были установлены». Ну, кто же будет с этим спорить? Политические взгляды и пристрастия   оппонента понятны.  И  в таком случае хочется его  недвусмысленно спросить: если  так страстно призываете хранить памятники, так отчего же сами, хоть  чуть-чуть, не позаботитесь о памятниках борцам   рабоче-крестьянской власти? Это же   идеологически близкие вам памятники, установленные в советские годы. Теперь они разрушаются, в том числе и по причине вашего бездействия.  Ну да ладно, от упрёка перейдём к  делу.

    Предлагаю новую экскурсию по  памятным местам Тайшета.  И, несмотря на грозные окрики «Не сметь и не трогать!», попробуем по-новому посмотреть на некоторое из того,  что уже не однократно  видели.   

     Тайшет никогда не был таким как сейчас. Хотя бы по количеству улиц и зданий. На июль 1937 г. – 1279 усадеб,  плюс  еще 84 здания  шпалопропиточного завода, стоявшего  в сторонке от всего за ручьём Крутенький.  Все  усадьбы и строения объединялись в 27 улиц и переулков общей протяженностью в 31,2 (иногда пишут 40) километров.  Самой длинной  была улица им. Кирова —  2,2 км (!),    в силу сибирской привычки строиться вдоль   трактов, в данном случае  Московско-Сибирского. Улица эта и сейчас заявлена в указанной номинации  –   тянется на более чем на шесть  километров.

    На декабрь 1945 г. в городе было уже 36 улиц и 10 переулков:  22 улицы и 5 переулков    на южной стороне, и 14 улиц да 5 переулков на северной.   С довоенных времён южная сторона   была главной частью, центром, сити, так сказать,  местом сосредоточения финансово-торговой и всякой другой деятельности новорожденного сибирского городишки,    провинциально грязного и не благоустроенного. Интересны были названия  его улиц и иных объектов. 

   В довоенные годы улиц, названных именами Героев Советского союза, было две – имени Осипенко П.Д. и Расковой М.М.   Сегодня уже 13 улиц и   м/р-н носят имена Героев.  Из них шесть улиц и два м/р-на имени Героев Советского союза,  получивших это звание за военные подвиги   (Пахотищев Н.Д., Мясников И.С., Андреев Н.Т., Капустин М.Д., Космодемьянская З.А., Гастелло Н.Ф., Кошевой О.В., Матросов А.М.). И пять улиц имени Героев,  награжденных не за воинские подвиги (имени Раскова М.М., Осипенко П.Д., Гагарин Ю.А., Терешкова В.Н., Чкалов  В.П.). В честь Героев называли новопостроенные улицы и  переименовывали существовавшие.

      По архивным данным  за   период  1950 — 2010 гг.  произошло  16 случаев переименования и   59 случаев присвоения названий новым городским объектам. Строили много тогда.  Только в  период 1950-1969 гг. появилось 46 новых улиц.   И вот еще интересное наблюдения:  улицы переименовывали все 60 лет, а вот присвоение имён новым улицам не было целых 18 лет в период 1970-2010 гг .  В 1990-2010 гг. было построено 13   улиц и   м/р-ны  Новый и им.Мясникова. Микрорайон им.Пахотищева  новым не был: объединили существующие и заново построенные улицы поселка РМЗ в единый м/р-н с новым названием.  Не все решения Горисполкома  о присвоении улицам имена Героев Советского союза  Великой Отечественной войны  найдены, и это затрудняет анализ изменения  урбанонимов.   

     Большее количество переименований приходится на 1952-1957 гг. – пять  переименований, на 1960-1970 гг.- четыре переименования. Всего в период 1950-1970 гг. произошло 11 переименований (78.5 %). Чем были вызваны переименования? Пять случаев связано с  идеологическими пристрастиями людей уполномоченных решать такие вопросы; семь  с их уважением к подвигам советских граждан, что и привело к переименованиям. Надо же материализовать пристрастия.  Смерть И.В.Сталина  вызвало желание увековечить его имя – 3 апреля 1953 г. улица Советская была переименована в улицу имени Сталина. Как долго она так называлась – пока не установлено.  Отметим, вопрос о степени участия жителей города в выборе названий улиц не изучен. Не ясно, кто был автором, инициатором  выбора названий городских объектов. Были ли городские дискуссии по этому поводу, неизвестно. В сохранившихся номерах районной газеты нет ни слова об этом. Судя даже по названиям улиц, в 50 – 70-е годы  жизнь чрезвычайно насыщалась  идеями коммунизма и необходимости его строить. Иначе как объяснить, что на первой странице   номера газеты «Сталинский путь» за 9 мая 1956 года, например, поместили статьи и заметки о народном займе, о событиях на полях колхозов,  машино-тракторных станциях, о шлюзах Куйбышевского гидроузла, о сверхпланово добытой  нефти.

        Отметим не логичность некоторых переименований-наименований. В довоенном Тайшете могло бы быть три улицы  имени Героев Советского союза. Не было улицы имени Гризодубовой Валентины Степановны: летчица,   участница рекордного беспосадочного перелёта и других рекордов, первая женщина Герой Советского союза (1938 г.), участница Великой Отечественной войны, полковник запаса, Герой Социалистического труда, депутат Верховного Совета СССР. Валентина Степановна была командиром   самолета «Родина», на котором вместе с Расковой М.М., Осипенко П.Д. совершила  рекордный  беспосадочный полёт  в сентябре 1938 г.  Решения Тайшетского райисполкома об увековечивании подвига Расковой М.М., Осипенко П.Д. в названиях тайшетских улиц не найдено. И мы не знаем —    их именами  назвали существовавшие улицы или присвоили заново построенным, были возражения по поводу кандидатуры Гризодубовой или нет. Улицы эти в северно-западной  части города, рядом друг с другом. Нет только рядом с ними улицы имени Гризодубовой В.С., что не логично, не справедливо.

   Вообразим, что сейчас мы прошли  на  другую  маленькую улицу им. Капустина М.Д., по пути заглянув на улицу  им. Бича И.А. Вот и знакомый памятник ему, сиротливо стоящий на неухоженном пустыре. В дни его установки здесь звучали обещания устроить сад, принимать детей в пионеры, но, увы – ни сада, ни пионеров. Кстати сказать, неподалёку от него, в саду школы № 23,  есть еще один   обелиск, о существование которого большинство  тайшетцев даже не подозревают.  Он не числится ни   в одном реестре, ни в одном списке, о нем никогда ни по какому поводу  не говорят. Как будто бы его нет, мираж.   В канун и в дни 70-летия Победы о нём вспомнить мы обязаны: памятник был открыт 9 мая 1967 года, то есть в ознаменования 22-й годовщины победы над фашистской Германией. Надо сказать, что  60-е и последующие  годы в нашем районе и городе воздвигали много памятников — в 1965 году нам дали право вспоминать о погибших на войне. В 1967 г. в Тайшете помимо обелиска, о котором говорим, торжественно были открыты памятники на привокзальной площади и в саду школы № 85.  Так вот на рассматриваемом обелиске есть короткая, но очень уж примечательная эпитафия:  «Память о вас сохранит Родина»,  и выше её изображение комсомольского значка. Вероятно,  обелиск в память  о погибших на войне комсомольцах, ведь он установлен 9 мая, в день Победы.  Не ясно только, речь идет о всех комсомольцах страны, или только о тайшетских, или только о членах школьной организации ВЛКСМ. Возможно, Родина и помнит о них, только вот мы как то подзабыли и о комсомольцах, и о памятнике – очень он уж неприглядно выглядит.

     Вернемся на улицу им. Капустина М.Д., Героя Советского союза, младшего лейтенанта, парторга стрелкового полка в годы войны. В местных изданиях  не все рассказано о нём. Упущенные нами сведения  есть в биографии Капустина Михаила Денисовича, написанной в Хабаровском крае: «С 1946 г. работал директором Шиткинского и Юртинского леспромхозов в Иркутской области. С 1951 по 1962 годы жил в селе Даппы, где возглавлял Хумминский леспромхоз, был начальником лесоучастка. С 1962 года работал мастером лесозаготовок Долгомостовского леспромхоза Абанского района Красноярского края». А вот фрагмент варианта его биографии, часто используемой  нами: «директор Шиткинского и Юртинского леспромхозов. С 1962 года – мастер лесозаготовок в Долгомостовском леспромхозе  Красноярского края». Думаю,  разницу не надо объяснять.

     Мы, тайшетцы, без конца тиражируем давно написанные чужие рассказы  о своих героях. Написаны они казённым языком, без теплоты и подробностей их мирной жизни. Да и   рисованные, и отлитые в металле портреты   Героев, прилагаемые к этим  рассказам иногда какие-то, мягко говоря, не очень. Припомните  барельефные портреты  Пахотищева Н.Д. на стене школы № 85, на стеле у автобусной остановки «Шпалозавод». И посмотрите вот на эти  фотопортреты Капустина М.Д., Андреева Н.Т. времён присвоения им высоких наград, Какие бравые офицеры!    

        Информация о наших Героях Советского союза устарела и в книге «Золотые звёзды Иркутской области» (1982 г.), часто нами цитируемой. В ней  есть два разных перечня Героев Советского союза Тайшетского района: на  4 стр.  названо пять Героев (Антонов Я.А., Гореликов И.П., Кублицкий А.А., Мясников И.С., Пахотищев Н.Д.). На   339 стр.  список иной – добавлены имена  Капустина М.Д. и Андреева Н.Т., получилось уже семь героев и очерков.   Причина отсутствия очерка о Брюханове в книге 1982 года издания понятна.  Далее в книге есть статистика на 1982 год: Иркутск — 13 Героев Советского союза, Черемховский район — семь, Тулунский — шесть,  и Тайшетский   – семь. Сегодня   известны имена восьми Героев Советского союза участников войны, по-разному связанных с тайшетской землёй. Знаете, как-то неприятно вести эту статистику – у нас столько героев, а у вас меньше…  Только без сомнений знаю вот что: пора нам  писать свои рассказы о наших Героях. Уже начали, но надо бы активнее, целенаправленно,  и закончить ещё вчера.

     Вообще-то, надо заново писать свои рассказы ещё о многом другом: и о наших памятниках Героям Советского союза, о всех улицах с именными названиями, например. И писать    в расчете на читателей разного возраста, и так, чтобы читатели эти нашлись. Для школьников с разными интересными подробностями и загадками, вроде вот таких:  какой   в Тайшете памятник из всех, посвящённых событиям и участникам Великой Отечественной  войны,   самый большой и самый тяжёлый?; общий вес скольких семиклассников будет равен весу танка Т-34-85?  

   В обобщённом виде все то, о чём надо еще написать,  можно называть тайшетским именословом. Он нужен, в противном случае скоро забудем  происхождение  многих    названий улиц, и вместе с этим особенности своего города.  Молодым его жителям, да и многим иным, уже сейчас не понятно   откуда и почему на схеме города 2008 года издания есть, например,  урбаноним  «Посёлок отряда».  О каком отряде идет речь? Каковы границы этого таинственного посёлка?

     Не только   существующие знаки «Название улицы» требуют обновления, но и названия самих улиц тоже. Куда годится вот такое  –  Тупиковая? На улице имени  З.Космодемьянской знаки под стать неряшливому состоянию её южной части – ржавые, краска выцвела, текст читается с трудом. Не лучше обстоят дела с этим и на других местах. В м/р-не им.Мясникова И.С. мемориальной доски, да просто знака  «Названием м/р-на»,  нет, а   название написано трафаретно плохо читаемо  прямо на стене  дома. Так что, случайный прохожий сразу то и не поймет  куда  забрёл, пока не оббежит  весь микрорайон в поисках ответа.  И  найдет  название не  на доме № 1, не на каждом доме, как положено, а   только на доме № 4. Может   где-то еще написано?   А почему, собственно,  название микрорайона надо искать?  Тем более случайному прохожему.  Достойно же храним память о нашем первом Герое Советского союза, ничего не скажешь. Или у нас случайные люди не бродят и мы сами как чужие в своем городе.

    Примеров плохих много, но есть и достойные. Есть выразительный, правда, не доведенный до ума, знак, обозначающий м/р-н  им.Пахотищева Н.Д. Он сооружался в лучшие годы городской экономики, и поэтому многие не считают его примером для подражания. Возможно, тем, кто должен заниматься увековечиваем памяти о героях войны, мешает  что-то иное, а не отсутствие образцов поведения и денег. Мешает непонимание  необходимости  хранить прошлое, хотя бы простыми формами.

    Мемориальные доски, как известно, наиболее массовая и недорогая форма увековечивания исторической памяти художественными средствами наряду с крупными  архитектурными и скульптурными сооружениями.  Задача этих досок, часто украшаемых художественными средствами,   «пропаганда надписями».  Вот и в школе № 85 вновь задумались: нужна ли мемориальная доска в память еще об одном бывшем своём ученике,    Брюханове Степане Степановиче, летчике, Герое Советского союза. Если уж не мемориальная доска, то хотя бы какая-то запись об этом  в интерьере школы должна быть. Пока же   в   биографии Брюханова С.С.,  размещенной в школе, нет даже  упоминания о годах учебы в данной школе.

     А между тем  удивительно, что в истории   школы №85 еще много всего, связанного с героической  советской   авиацией. Например, с историей легендарной трассы Аляска – Сибирь времен войны. Летали, работали на Алсибе бывшие ученики школы бортрадисты Лев Бадин, Николай Курбатов, Виктор Глазков.  О Глазкове В. наша районная газета писала дважды, сообщая об интересных фактах его биографии. Например, о таком – Виктор был членом экипажа самолета  Г. С. Бенкунского,  доставившего 12 августа 1944 г. из Москвы в пригород Вашингтона советскую делегацию во главе с послом СССР в США  Андреем Громыко для участия в разработке устава ООН.   Бортрадист Николай Васильевич Курбатов  летал по трассе Алсиб, а весной 1945 г. был в составе экипажа самолета, который доставил   делегацию Украинской ССР во главе с Д.З. Мануильским на конференцию ООН в США.

      В жизни Шиткинского и Тайшетского районов в довоенное время произошло несколько событий связанных с авиацией. Эти события были короткими, но яркими. Они не повлияли на социально-экономическое развитие районов, но вносили в жизнь тайшетцев и шиткинцев яркие впечатления, способствовали представлениям о событиях самолетостроения, развития авиации в стране, воспитанию патриотизма.  Из районных газет «Сталинский путь», «Большевистский путь», сообщений радио тайшетцы узнали о том, что 18 мая 1935 года в г.Москве произошла катастрофа самолета  «Максим Горький»  АНТ-20,  самый большой самолёт своего времени с сухопутным шасси.    Правительство и ЦК ВКПб  постановили: взамен погибшего самолета «Максим Горький» будет построено три новых с названиями «Владимир Ильич Ленин», «Иосиф Сталин» и «Максим Горький»! Советские люди активно включились в сбор средств на их  постройку. Уже 21 мая   тайшетские учителя   внесли 72 рубля на постройку этих самолетов. Работники Союза Рабочего просвещения, Тайшетской МТС отчислили на это свои однодневные заработки. Бывшие партизаны Шиткинского фронта внесли в фонд постройки самолетов 85 руб.    Жичкин М., например, внес 15 рублей, Юшков – 30, Иванов – 10, Корчагин -30, Бокарев – 10 руб. На 4 июля 1935 г. по всей стране было собрано 68 млн.113 тыс. 276 руб, еще поступило 14 242 рубля валютой.    И построен был  только один самолет, хотя планировалось построить ещё 18 самолётов, но они так и не были пущены в серию.  

    В годы Великой Отечественной войны Шиткинский и Тайшетский районы были глубоким тылом, находились далеко-далеко от фронта. Тем не менее,   жизнь тайшетцев и шиткинцев оказалась связанной с войной судьбами советских летчиков.  

     В небе Тайшета пролегли авиалинии по перегону боевых самолетов с Иркутского авиационного завода на фронт. Один из таких самолетов в 1942 г. был вынужден совершить посадку на лед р. Бирюса в районе д.Джогино. Из Иркутска прибыла ремонтная бригада.   Колхозники помогли расчистить взлетную полосу, и самолет продолжил полёт. Судьба других самолетов была более печальной: в 1943 г. самолет ИЛ-4 Иркутского завода упал на р.Тагул; в 1946 г. потерпел крушение самолет в районе д.Черманчет. Кстати об самолетостроении:   Бирюсинский лесозавод производил деревянные детали для авиазаводов страны, и  для Иркутского авиазавода № 39 тоже.

       В Тайшете мемориальные доски не везде есть, где надо. В прошлой экскурсии они   назывались, но будет не лишним еще вспомнить о мемориальной доске на доме № 1 улицы им. Андреева Н.Т. Это еще один пример достойного обозначения улиц и именными названиями.    На улице им. А.Матросова, нет подобной мемориальной доски. Да что там говорить, даже знаков «Название улицы и номер  дома» не существует на половине строений.  

      Между тем, история этой улицы знаменательна  многими    интересными  подробностями. И вот еще одна. Если перейти по железнодорожному виадуку на южную сторону города, то сразу же попадём в бывший сквер, или иначе сад, парк. Еще сохранились некоторые старые тополя, вероятно, ровесники  Тайшета,  многие спилены, а иные сгнили. Есть сведения, что   этот  сад и тополя  были посажены по инициативе инженера путей сообщений Гешеля в начале  ХХ века.  

     Еще подробность: 3 августа 1941 г. (ошибки в дате нет – именно 3 августа 1941 г. – Е.С.)  тайшетцы  праздновали День железнодорожника. Были массовые гуляния в садах,  митинги, соревнования, напитки , закуски, кино, оркестр, танцы, песни. Гуляли и в бывшем саду Гешеля.

     В 1949 г.  газета «Сталинский путь»  сообщала, что на территории этого сада, «    закончено строительство нового городского парка по ул.А.Матросова. В парке построены танцевальная площадка, киоски, скамейки. Парк украшен красочными портретами вождей, лозунгами, плакатами. Новому парку присвоено имя Героя Советского Союза Александра Матросова».  Открытие парка состоялось 7 августа 1949 года, но уже в  январе 1951 г.  заведующего городским коммунальным хозяйством  Палкина В.В. критиковали: «…сад им.А.Матросова полуразрушен,  не закреплен за каким-либо предприятием, ограда сада расхищена, скамейки ломают, грязь на улице. Площадь Кирова, территория пред зданием бывшего кинотеатра «Победа», в запущенном состоянии, помои льют на улицы, скот портит лесонасаждения, в садах города хулиганство, дрова-долготье захламляют улицы…». Ну, просто как у  Гоголя в «Ревизоре»:«Что это за скверный народ: только где-нибудь поставь какой-нибудь памятник или просто забор, черт их знает откудова и нанесут всякой дряни!». Как будто бы о нас…  В 50-е годы на территории сада им. Матросова построили новый городской Дом пионеров и школьников, прежний  был на улице им.Кирова в приспособленном помещении. Новое здание было по тем временам очень хорошее для детей: большое   и высокие потолки, и  зрительный зал на 300 мест, и 11 кабинетов, классов, и просторная библиотека, и пионерская комната, большой коридор, большой приусадебный участок! Кстати, 3 февраля 1956 г.   Горисполком  решил: «1.Сад им. А.Матросова передать в пользование Дому пионеров; 2. Все расходы по  саду им. А.Матросова будут вестись за счет Дома пионеров».  Сад  украшали безжизненно белыми гипсовыми скульптурами,    с застывшими выражениями лиц  и  движений  рук, хотя и олицетворяли  счастливое советское детство. Надо сказать, в те годы коммунистическое воспитание  охватывало все сферы жизни   и   сознания  людей, и здорово  его матрицировало. Например,  можете представить такой детский новогодний   маскарад: «Инициативно, ярко и интересно участники выразили свое отношение к миру и дружбе народов…Призы получили за костюмы и маски «Мир непобедим», «Сталинская конституция», «Канал Волга-Дон». Зло (так и написано в газете!) и остроумно …высмеяли атомщиков-поджигателей войны в мире,  Броз Тито, Чан Кай Ши…» . Вы можете представить  новогодний детский костюм «Канал Волго-Дон»?          

    В южной части города есть еще много примечательных улиц, названия которых увековечивают память о прошедших знаменательных событиях и   замечательных людях.

      Одна из них – на самом южном краю города. Это улица имени Самойленко Михаила Спиридоновича (1862-1951) – политического ссыльного, партизана Шиткинского фронта, председателя колхоза «Память Ильича» (д.Коновалово) на протяжении труднейших 17-ти лет  существования этой артели, участника Всесоюзного совещания передовиков урожайности (1935 г.) и Всесоюзной сельскохозяйственной выставки 1939 г., депутата Иркутского областного совета депутатов трудящихся в 1940 г.(ему было тогда 78 лет!). Увековечено память о нем  в большей степени как о замечательном человеке и хозяйственном руководителе, чем о партизане  Шиткинского фронта. Именно на трудовом фронте им и его колхозом были достигнуты впечатляющие успехи. И  по этому случаю  подчеркну: в Тайшете, за все годы его существования, единственный раз в названии улицы города увековечено имя человека за его  вклад в экономическое развитие района! Не за революционные, боевые, а именно за хозяйственные дела.  

    Пройдемся далее по  городу. Если улица имени Самойленко   крайняя на юге, то  в 1940 г. на востоке  окраиной города был переулок Пионерский.  Восточнее от  него и параллельно, с севера на юг пролегал Серафимовский тракт.   Так вот, в 1945 году вдоль   тракта были редкие здания жилого и производственного  назначения:  в списке избирательных участков указываются редкие дома по обе стороны   Серафимовского тракта от ул.Кирова, несколько  домов  напротив старого кладбища (напротив бывшего парка культуры и отдыха, значит).   Это разрозненные дома, улица еще не сформировалась, выходит. В списках избирательных участков речь идет не много не мало, а об историческом начале улицы имени А.Пушкина!

     Начало этой истории приходится на осень победного 1945 г., а период расцвета на  времена активного использования подневольной рабочей силы на строительстве железной дороги Тайшет – Братск — Усть-Кут, то есть западного участка БАМа. Здесь, на территории будущей улицы им.Пушкина, расположатся последовательно Управления и различные служебные, производственные здания Тайшетлага, Заплага, Южлага,  а с 1949 г. особого лагеря «Озёрный». Именно в годы существования Озерлага   сформируется та улица им.Пушкина, которую большая часть тайшетцев помнит  с 60-70-х, редко  кто с 50-х годов. Например, здание Управления Южлага (Южный ИТЛ) находилось в двухэтажном деревянном оштукатуренном снаружи здании, расположенном  в небольшом сквере. Сейчас на этом месте магазин «Автозапчасти». Еще сохранились некоторые тополя   небольшой аллеи,  некогда ведущей к крыльцу этого Управления. Позднее в этом здании расположится исполнительный комитет Тайшетского городского Совета депутатов трудящихся и городской ЗАГС.    Невдалеке от  него, ближе к перекрестку, заключенные Озерлага построили клуб «Дзержинец».  Южнее   от этих зданий,  заключенные построили  здания столовой, детского сада. На месте стадиона школы № 2 находился двухквартирный дом, тоже принадлежавший сотрудникам Озерлага, а там где магазин «Шкип» — помещения Озерлаговского  госпиталя  для  сотрудников, офицеров и солдат. На месте школы № 2 было здание школы № 4, построенное Озерлагом в 1952 г.    Далее на юг от бывших   корпусов ЦРБ   строилась автобаза Озерлага. На перекрестке ул. им.Кирова и им.Пушкина размещались два двухэтажные здания производственных отделов Озерлага и штаба воинской части 6619. Воинский городок этой части находился по ул.Кирова, напротив элеватора Тайшетского мелькомбината.  А вот где в Тайшете размещались воинские части 7572 и 0301, военный госпиталь МВД тайшетским краеведам надо еще установить. Есть информация, что госпиталь находился на улице им.Пушкина, там где сейчас магазин «Шкип».

     Лагерному, и около лагерному прошлому, надо посвящать отдельную экскурсию по городу. Ограничимся констатацией факта — это прошлое сохраняется, без особых наших усилий,    в истории и культуре города до сего дня.  

     Устремившись на восточную окраину города, не остановились на ул.Советской, бывшей  долгие годы   главной улицей села и города. Её название говорит само за себя. И фотографии тоже. Так вот, на этой улице находились важные учреждения, например, районный комитет ВКПб, Райисполком, военкомат.

   Вот на эту улицу, в РК ВКПб 22 июня срочно была доставлена секретная телеграмма:  «В связи разбойничьим нападением фашистской Германии на Советский Союз зпт Обком партии обязывает двч ПЕРВОЕ обеспечить раз»яснение рабочим зпт служащим зпт колхозникам обращение Советского правительства зпт еще большее сплочение Советского народа вокруг коммунистической партии Советского правительства великого вождя трудящихся всего мира товарища СТАЛИНА тчк ВТОРОЕ принять меры повышению революционной бдительности зпт охране предприятий и общественной социалистической собственности зпт повышению мобилизационной готовности зпт решительно пресекать всякие враждебные вылазки зпт организовать четкую работу партийно-советского аппарата тчк ТРЕТЬЕ организовать рабочих служащих на борьбу за успешное выполнение задач поставленных ХVIII партийной конференцией и государственных заданий тчк Организовать колхозников успешное проведение сенокоса зпт   подготовку уборке зпт проведение всех сельскохозяйственных работ тчк ЧЕТВЕРТОЕ обеспечить организованную торговлю зпт пресекать панику зпт вести борьбу с расхищением товаропродуктов и созданием запасов спекулятивными элементами тчк ПЯТОЕ оказывайте всяческую помощь железнодорожному транспорту выполнения правительственных заданий тчк ШЕСТОЕ организуйте систематическую политическую информацию Обкомпарта    СЕКРЕТАРЬ ОБКОМПАРТА ИВАНОВ». 

    В архивном документе, откуда цитируется текст телеграммы, не указано время поступления   телеграммы в райком. Но в ее тексте есть строка: «обеспечить раз»яснение рабочим зпт служащим зпт колхозникам обращение Советского правительства». Значит, телеграмма была написана  уже вскоре после обращения правительства, то есть радиовыступления Молотова В.М.: «…Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну… Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».        

    Выступление это  состоялось 22 июня в 12 часов 15 минут  по московскому времени, а значит 17.15 часов местного.  В этом выступлении начавшаяся война была впервые   названа отечественной. Великой ее назовет Сталин в своем радиообращении к советским гражданам утром 3 июля 1941 г. Историческая речь Молотова В.М.   озвучивалась  диктором Всесоюзного радио Левитаном Ю.Б. девять раз.  

    Тайшетцы узнали о войне, слухов о которой было предостаточно. Не зря же мол, сборы проводят! 975 870 военнообязанных запаса, 57.500 лошадей, 1680 автомашин в мае-октябре 1941 г. начали  призываться, в том числе из Тайшета и Шиткино, на учебные сборы  разной продолжительности (от 90 до 30 дней).   

     Одновременно шли призывы на действительную срочную службу. Правда, служить уже приходилось  дольше —  от 2 до 5 лет в зависимости от воинского звания и рода войск. Рядовым  и младшим командирам  ВМФ  дольше всех – целых пять лет.

     Страна готовилась к войне.

   28 апреля 1941 г. приказом   военного комиссара Тайшетского района  старшего лейтенанта Андреева Н.Т. из сорока тайшетских  парней   1919-1921 года рождения была сформирована команда № 32   и  направлена  на  станцию Киев в распоряжение в/ч 1500 для прохождения действительной воинской службы.  

     К этим парням  в апрельские дни 41-го года война подкралась очень близко —  от Киева до войны оставалось  меньше двух месяцев и около 500 километров.  Они  оказались в числе  тех тайшетцев, которые первыми вступили в бой и погибли. 

 1,164 всего просмотров,  2 просмотров сегодня

Добавить комментарий