Криволуцкий Прокопий Дмитриевич

1893 года рождения, уроженец д. Нижняя Заимка Шиткинского района Иркутской области. Во время гражданской войны командовал партизанским отрядом Шиткинского фронта. До ареста работал заведующим строительством нефтебазы г.Нижнеудинска.

      Арестован 2 октября 1936 года выездной сессией Военной коллегии Верховного суда СССР, приговорен к высшей мере наказания по обвинению в том, что, якобы, являлся участником правотроцкистской террористической контрреволюционной организации. Приговор приведен в исполнение 22 июля 1938 года в г.Иркутске».

       2 октября 1936 года П.Д. Криволуцкий был арестован. Причина ареста: «… изобличается как скрытый троцкист, вплоть до последнего времени в кругу знакомых высказывал клевету по адресу политики ВКП(б), … как участник троцкистской группы».

Он проходил по делу о так называемой «правотроцкистской контрреволюционной подпольной повстанческой организации», якобы существовавшей в Иркутской области. Свою причастность к ней П.Д. Криволуцкий отрицает на допросах:

      «На всем проятжении следствия, а я арестован уже 14 месяцев назад, я говорю, что против Советской власти не боролся, а меня все же обвиняют в контрреволюционной деятельности. Вот я еще раз заявляю, что ни в каких контрреволюционных организациях не состою и против Советской власти не боролся». Следователь: «Вы заклятый враг, Криволуцкий, но разоблачены вы будете и от ответственности за свои контрреволюционные преступления вам не уйти».

     Начались очные ставки с некоторыми из арестованных по тому же делу, что и Криволуцкий. Коршунов — бывший секретарь Восточно-Сибирского краевого комитета ВКП(б): «Криволуцкий — троцкист, активный участник повстанческой троцкистской организации, с 1934 года связан со мной. Он является членом штаба нашей организации, который готовил вооруженное восстание по свержению Советской власти».

     Криволуцкий: » Отрицаю категорически!»

    Пондек А.И., зам. председателя крайисполкома: «Криволуцкий — активный участник и руководитель повстанческой организации среди бывших партизан. В прошлом один из наиболее видных партизанских командиров… Сейчас политически разложился, уголовный тип. Правый, но одно время был близок с троцкистами».

     Криволуцкий: «Я не могу подтвердить слова Пондека, так как они являются чистым вымыслом».

     Но пройдет еще немного времени, и на очередном допросе бывший партизан заявит:

       «… несмотря на упорное запирательство, мне не удалось скрыть свою контрреволюционную деятельность. С 1930 года я являюсь членом контрреволюционной повстанческой организации среди партизан, но еще с 1928 года состоял в нелегальной контрреволюционной троцкистской организации. С 1929 года я убежденный троцкист. Меня завербовали командир партизан Афанасьев Павел, а также Цилин, Малышев. Эта организация бывших партизан существует с 1929 года, а в Восточно-Сибирском крае с 1930 года. Подобный центр существовал и в Западно-Сибирском крае. Наша организация была тесно связана с Москвой, в частности, с Яковенко. Познакомился я с Яковенко через Кисилева, шиткинского партизана». (Примечание: Яковенко Василий Григорьевич — один из организаторов партизанского движения в Сибири в период гражданской войны. Родился в Тасеево Канского уезда Енисейской губернии. С конца 1917 г. — председатель Тасеевского волостного Совета. С 1919 по 1922 год — председатель Северо-Канского партизанского фронта, затем Канского уездного ревкома, заместитель председателя Красноярского губисполкома. В 1922-1923 г.г. — нарком земледелия, а затем нарком соцобеспечения РСФСР. Делегат двух съездов ВКП(б), член ЦКК, автор книги «Записки партизана».)

     Далее из материалов дела № 0969 следует, что для руководства контрреволюционной организации был создан штаб, членами которого являлись Зверев Даниил Евдокимович, председатель краевого Совета ОСОАВИАХИМа; Жидловский Василий Сергеевич, секретарь краевой партизанской комиссии; Антипин Георгий, Порошин Николай, Пахомов Яков Захарович, председатель Восточно-Сибирского исполкома, член ЦИК СССР. Но в 1934 году многие члены этого штаба разъехались и он распался.

    Затем был создан центр «правых» в Иркутске, в который входили многие из областного начальства: Разумов, секретарь крайкома ВКП(б); Федоров И.Л., секретарь Нижнеудинского комитета ВКП(б); Бородин М.И., бывший член правительства ДВР, и многие другие. Центр, якобы, планировал осуществить террористический акт против Когановича во время его поезки в Иркутск, установить связи с японской разведкой через консульство в Чите, передавать сведения о железнодорожном транспорте, о воинских частях, о лесозаготовках и получать за эти сведения деньги. Велась, якобы, подготовка восстания, намеченного на 1936 г. Совместно с японскими разведчиками намечалось проведение диверсий, распространение чумы, язвы, тифа через грызунов, велась постоянная вербовка новых членов организации.

      Криволуцкий: «Я выезжал в Тайшетский район и в Шиткинский, завербовал Кочергина И.А., кулака и эсера, бывшего члена совдепа Шиткинского фронта; Кочергина Е.Г., эсера, кулака, одно время он был начштаба Шиткинского фронта; Жичкина Михаила, бывшего командира пешей разведки Бирюсинского партизанского отряда; Мигель Г., зав. пунктом «Заготзерно»; Романова Г., врача Тайшетской больницы. По Шитке: Мокринского И.Г., бывшего партизана Тасеевского фронта; зав. Райфо Силина Трифона; Половинкина И.Н., бывшего начальника Акульшетского партизанского отряда; Чемоданова Афиногена Ксенофонтовича; Петрова Степана и других. Всего по селу Бирюса — 8 человек, в Тайшете — 15, в Шиткино и Н. Заимке — 18 человек».

    …  По словам Пондека, по области в составе контрреволюционной организации, якобы, насчитывалось 3000-4000 человек. Завербовать этих людей, как признавались подследственные, было несложно, так как многие из них были недовольны политикой, проводимой ВКП(б). Среди них бытовали мнения: «… мы воевали за Советскую власть, а нас репрессируют вместе с кулаками, загоняют в колхозы, а колхозы нам ничего не дадут», «… воевали — воевали, а теперь стали не нужны…», «… как партизан всеми забыт, имею большую семью, а помощи не могу добиться…», «… партия со своей политикой коллективизации приведет к раззорению крестьян…».

      ….Скачко Пелагея Васильевна, член ВКП(б), зам. редактора Нижнеудинской районной газеты, жена П.Д. Криволуцкого, тоже была арестована. На одном из допросов она говорила:

      «… От Криволуцкого мне приходилось слышать: «… круто повернули, перегнули, крестьяне, в том числе красные партизаны, разбегаются из колхозов, деревень». Он часто вел такие разговоры в 1932, 1933 годах. Помню факт: в 1931 г. мы были в гостях у Афанасьева Федора, тоже бывшего партизана, так он говорил: «… в партизанском движении рабочие не участвовали, а только крестьяне, кулаки». Криволуцкий с ним согласился, восхвалял троцкизм. Знакомый его, Дерюжкин, говорил: «… вы коммунисты, обжирались, а страну довели до голода». Через 14 месяцев со дня ареста было вынесено обвинение, а затем состоялся суд выездной коллегии Верховного суда СССР: «… Приговаривается: Криволуцкий Прокопий Дмитриевич к высшей мере уголовного наказания — расстрелу».

      Криволуцкий 14 месяцев находился под следствием, а допросов не было. Может быть и были, но протоколы не велись — записывать было нечего — не сознавались обвиняемые. Криволуцкий тоже. Быть может, допросов и не было, это тоже было своего рода давлением на арестованных. признания подследственных достигались различными способами, в том числе и пытками, избиениями, угрозами. Об этом свидетельствуют сами следователи. В 1938 году бывший зам. Наркома ВД РСФСР М.П. Фриновский показал на следствии: «… лица, проводившие следствие по делу так называемого параллельного антисоветского троцкистского центра. Начинали допросы, как правило, с применения физических мер воздействия, которые продолжались до тех пор, пока подследственные не давали согласия на дачу навязанных им показаний».

      В 1958 г. дело о существовании контрреволюционной организации в Иркутской области было пересмотрено. Из документов этого времени удалось установить, что те, кто вел дело Криволуцкого П.Д., были сами арестованы и осуждены еще в 1940 году за фальсификацию и другие нарушения социалистической законности. Приговоры же в отношении людей, обвиненных по делу о котрреволюционной организации, были отменены из-за отсутствия состава преступления. Объективных данных, свидетельствующих о вине Криволуцкого П.Д., не было, ни одного преступного деяния им не было совершено. А преступный замысел? Он был, но лишь по словам самих следователей. В те годы и этого было достаточно, чтобы расстрелять одного человека, сотню…

Селезневы Т.А. и Е.С. из статьи «Дело № 0969»,  брошюра №3 серии «Тайшет — город, рожденный Транссибом», 1998 г.

69 просмотров всего, 3 просмотров сегодня

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *