Обзор краеведческих публикаций — 4

(  «Краевед Приангарья» , выпуск 6, 1919 г.,     Булыгина Г.  «Начало красного террора и репрессий (Безвозвратные потери мирного населения в зоне боевых действий Шиткинского фронта 1919–1920 гг.»).

     Булыгин Г.В., бывший директор районного краеведческого музея, отметился на областной краеведческой ниве  новой   публикацией.  И вновь основой его статьи стали материалы  из архива Черневского Адольфа Юрьевича, нашего земляка, журналиста и краеведа 60 –80-х годов. К наследию этого краеведа Булыгин обращается  очень часто, особенно в    публикациях о   гражданской войне  и партизанском движении начала ХХ века в  волостях, составивших в будущем территории Тайшетского и Шиткинского районов.   С чем это связано?

     Несколько лет назад  ему в руки   попали документы из библиотеки Черневского А.Ю. После смерти Адольфа Юрьевича они  оказалась в редакции «Бирюсинской нови», а затем их разделили,    материалы попали как в районный архив так и в детскую библиотеку пос. Шиткино.    Шиткинская  часть архива Черневского А.Ю. со временем оказалась в руках Булыгина Г.В.  Посмотрим как он распорядился чужыми документами.     

      В 2015 г. был издан  «Вестник районного краеведческого музея» №3 с  материалами  заочной научно-краеведческой конференции , в котором    Булыгин Г.В.  отметился  тремя    статьями : «Тайшет и Тайшетский район накануне Октябрьского переворота 1917 года» (стр.17) ,  «Крестьянское восстание 1930 г» (стр. 78), «Тайшетский район в военных конфликтах в войне с Японией» (стр.129).

       Не будем проводить анализ ошибок в содержании этих статей, отметим лишь таковые в    их названиях.     Тайшетского района   не существовало в 1917 г., и  никаких событий  указанного года там не могло происходить. Да и строго говоря, территории не принимают участия в событиях,  это делают люди.        

     Более серьезная претензия к Булыгину Г.В. по другому   поводу  –   сознательное искажение им достоверности  ссылки на источник  используемых   документов. Обильно процитировав воспоминания Дискова  Г.К.   в статье   «Тайшет и Тайшетский район накануне Октябрьского переворота»,  он    оформил  сноску так  – «Архив автора. Автобиографическая справка, написанная Дисковым Г.К. в декабре 1960 года по просьбе А.Ю.Черневского».      

     Правильнее было бы  указать на фонды детской библиотеки п.Шиткино, а не свой архив.      Получается  скрыл   от других краеведов и читателей их настоящее место нахождение. Исходя из этого можно предположить  наличие у него  стремление  сохранить   монополию на   использование некоторых документов. 

      И еще   очень важный момент. Сделав так, он принизил роль  Черневского  А.Ю. Получается,  Адольф Юрьевич ко всему  этому имеет весьма косвенное отношение —    просил Дискова написать автобиографию, и все. На самом деле Адольф Юрьевич является составителем и владельцем документа.    Это реальное принижение роли Черневского как-то не вяжется с положительной  оценкой  его  в статье Булыгина Г.В. Говорит одно, а делает другое. 

         Документы Черневского А.Ю.  были возвращены в Шиткинскую   детскую библиотеку, которая затем  передала их в районный архив. Так и следовало поступить изначально! Сотрудники архива  создали первый  фонд Р-213  документов личного происхождения, доступный сейчас всем,      фонд Черневского А.Ю.   Это большое достижение архива в сохранении нашего культурно-исторического наследия.

       Можно было бы простить такую провинность, если бы она была  единичной.   Булыгин ,  используя документы Черневского, постоянно  подчеркивает  их принадлежность  себе.  В статье «Крестьянское восстание 1930 г.» тоже. В вестнике районного краеведческого музея №2 (2014 г.)  имеется  26 (!) сносок — домашний архив автора, архив автора. И все документы под такими сносками есть подлинные материалы архива Черневского А.Ю., взятые в детской библиотеке п.Шиткино. Повторяем — порядочнее было бы указывать на фонды детской библиотеки!

    Однако указание на архив автора  опять таки повторилось буквально на днях, уже после того как создан архивный фонд Черневского, о чем  широко известно.  

     В    октябрьском номере  журнала  «Краевед Приангарья», как уже сказано,    Булыгин Г.В. опубликовал статью с использованием документа Черневского А.Ю. без указания  места его хранения  —  «ЧЕРНЫЙ СПИСОК предателей, изменников и провокаторов, агентов буржуазии, а также трусов и мародеров, своими действиями подрывавших мощь, боеспособность и доверие в народе к партизанам Шиткинского фронта», составленный Черневским А.Ю.». Справедливости ради отметим , что   не скрывается авторство Черневского.  

      Возникают вопросы: каким образом рукопись попала Булыгину Г.В.? почему она до сих пор не передана  им в архив?  передаст или нет?  На сегодняшний день   это  не сделано,  в описях фонда Черневского   черный список  предателей  не числится.

      Есть   другая  единица хранения в фонде Черневского  – » Книга I. О жертвах колчаковского террора в районах действия Шиткинского партизанского фронта, 1960 г.; биографические сведения о некоторых партизанах «.        Анализ книги был сделан краеведами и   результаты исследования опубликованы 4.04.2019 г. «Погибшие и пострадавшие в гражданской войне» (сайт «Тайшетская история»).

      Приведем целиком текст этой статьи, это поможет оценить статью Булыгина Г.В. в журнале «Краевед Приангарья»:   

     «…По  материалам этой книги составлен список партизан, жителей  Тайшетской, Конторской, Шелеховской, Шелаевской, Неванской, Алзамайской волостей, а также иных мест,  казненных или подвергнутых физическому наказанию, погибших в боях или в ходе иных боевых действий. В свое время такой  список Черневский не составил, он собрал сведения о погибших и пострадавших для написания своих газетных статей о борьбе шиткинских партизан. Приведем полученные по книге №1   статистические данные.

      Всего в   списке 166 имен, включая имена людей из иных мест проживания, из Канска, Нижнеудинска, например. Это жертвы   одиннадцатимесячной гражданской войны на территории охваченной Шиткинским партизанским движением (названо несколько человека умерших и погибших вне  этой зоны).

    107 партизан-добровольцев  и мобилизованных   погибли в ходе боевых действий, это 64.4 % от общего числа названных в списке. Из 107 человек — 19 партизан погибло в результате пленения и последовавших казней. Заболевших, раненных  , но оставшихся в живых партизан  — 9 человек (5.4 %). Нет сведений о гибели, казни, физическом воздействии  на  некоторых людях, включенных в список. Это и есть недостающие проценты, если суммировать все приведенные процентные показатели.

    Самыми  кровопролитными  боевыми действиями были   партизанские оборонительные бои, боестолкновения у  с.Бирюсы и налёт на ст.Тайшет.   При обороне и артиллерийском обстреле    этого села  в ходе двух наступлений белогвардейцев и чехо-словацко-румынских легионеров, погибло 27 партизан и мирных жителей.  По материалам книги №1 во время  налета на  станцию Тайшет и последовавшим отступлении погибло 45 партизан.

     В этих двух самых крупных боевых действиях погибло 72 партизана (67.2 % от 107 погибших). Однако, есть данные о 79 погибших, и о 69 похороненных после налета на кладбище с.Тайшета. Цифры рознятся, как видим. И вот почему. 69 человек — это по данным Тайшетской земской управы  ,  столько погибших было похоронено на кладбище с. Тайшет, что в парке по улице им.Пушкина. 79 человек — здесь учтены все погибшие и похороненные в иных местах. 45 человек — вероятно, Черневский сумел внести в свою книгу не всех погибших. Впрочем он сам об этом пишет.  Партизаны и  содействовавшие им граждане (порой и вовсе непричастные) гибли и в других населенных пунктах: Кемчено, Тракт-Кавказ, Тракт-Ужет,  Зареченская , Пойма, Конторка, Борисово, Байроновка, Еловая, Бузыканово, Ингашет , Суетиха, Ганткино, Тремино, Щетиновка, Шиткино. Действия партизан  в населенных пунктов приводили к гибели мирных жителей. В последствии партизаны отказались вести такие действия  вблизи сел и деревень во избежание потерь среди населения. По крайней мере, о таких решениях говорится в партизанских воспоминаниях. Однако, не всегда это удавалось сделать.

      Число мирных жителей погибших в ходе боевых действий, казненных, подвергнутых физическим наказаниям   противником  (избиение, порка плетьми) составило 42 человека.      Полученные данные подтверждают вывод о том, что периодом боевой активности партизан были март — май 1919 г. Именно в  это время погибло 72 человека из 114 партизан, погибших, казненных и умерших от ран, то есть  63 % потерь живой силы. Этот вывод подкрепляется  данными о количестве боевых действий партизан — март-июнь — 35 , далее до января 1920 г. лишь мелкие боестолкновения. Партизанских диверсий на железной дороге в марте-мае совершено было 18, затем они  прекратились — партизаны отступили далеко на север от Транссиба.

      Открытые боевые действия  против хорошо вооруженных регулярных воинских частей противника — бои, налеты,    имели трагические последствия для партизан. Следовало бы избежать бои за с.Бирюса, станцию Тайшет, и продолжать вести борьбу партизанскими способами. Именно такие действия давали хороший эффект — задержка движения поездов, в том числе воинских,  по Тайшетскому участку Транссиба.  Командование Шиткинского партизанского фронта этого не сделало, более того, запланировало налет на ст.Тайшет. Обеспечить выполнение своего же плана не сумело. Сказались   особенности  крестьянской войны — отсутствие дисциплины в  выполнении  приказов, выборность командиров, атаманщина   и т.д.

     По материалам архива Черневского А.Ю. установлено, что в партизанском движении прияло участие 1345 человек. В газетных краеведческих статьях называется иная цифра — 2500 человек, правда, ничем не обоснованная. Если соотнести число погибших и пострадавших — 166 человек, с цифрой 1345 ,  то это 12.3 %. То есть, гражданская война в форме партизанщины была в целом не столь кровопролитной по причине ее непродолжительности. Активными и, следовательно, с большими потерями били  первые три месяца — март-май 1919 г.. Для жителей сел Бирюса, Старый Акульшет боевые действия партизан  причинили наиболее  тяжелые материальные и человеческие потери.». 

                                                                      *   *   *

     Теперь вернемся к статье Булыгина Г.В. и внимательно прочтем  её,  отметив предварительно   чрезвычайно громоздкое название  и   ошибки. Они есть   и тексте.   Надо указать на них во избежание неправильного восприятия нашего общего прошлого читателями.

       Начнем анализ с названия статьи. Прежде всего неправильно применено понятие безвозвратные потери. Даже при дополнении —  в зоне боевых действий Шиткинского фронта, которое увеличивает и без того большое количество ошибок.   Понятия безвозвратные потери  — это потери среди военнослужащих воюющих сторон, участников   военного конфликта.    В его статье  перечисляются имена погибших мирных жителей, но они погибли   вовсе  не в ходе военных действий. Среди погибших названы имена не только мирных жителей, но и участников военных действий. И здесь явная ошибка автора статьи в определении объекта своих рассуждений .

       Далее. Понятие Шиткинский фронт определяется автором как объединение партизанских отрядов, как это принято и в советской историографии партизанского движения в Сибири, в первых краеведческих статьях о Шиткинском фронте. Однако понятие фронт имеет несколько определений, в том числе и район военных действий. Например, Тайшетско-Шиткинский район.  Именно это определение используется в белогвардейских сводках. И оно более правильное, так как позволяет избежать ошибок в  толковании всей истории партизанского движения.

        К чему приводит   понимание  фронт  как объединение партизанских отрядов, произошедшее в марте 1919 г? Объединение это   распалось в начале июня 1919 г.  после поражений партизан в боях за с.Бирюсу и  за станцию Тайшет. Если так, то говорить об истории Шиткинского фронта (объединение отрядов в Шиткино) как то неправильное. И  распространять это понятие    на весь период 1919-1920 гг. ошибочно.

     Если бы имелось ввиду, что фронт это район действия партизан (партизанского движения) , то все было бы нормально. И не важно шиткинские или еще какие  партизаны, например, баерские, апано-ключевские, иланские  и др., действуют в этих территориальных границах. Можно даже оставить название шиткинские партизаны,  потому что первый бой партизан состоялся в д. Шиткинской. Если же иметь ввиду, фронт это объединение конкретных отрядов, то следует назвать новое объединение их осенью 1919 г. Лапинским фронт, по месту где произошло объединение. Ведь не распространяется же  понятие  Шиткинский фронт на объединение отряда шиткинских партизан Бурлова с отрядом Зверева в Приангарье.

       И хронологические рамки якобы боевых действий в названии статьи следовало бы указывать точнее, помесячно: март 1919 г. — январь 1920 г. Автор статьи упомянул в статье продолжительность партизанщины — «менее чем за год существования Шиткинского фронта». Но не учел этого далее , перечисляя акты террора и репрессий произошедшие уже после ликвидации фронта в январе 1920 г.   Без помесячного   уточнения  хронологических рамок получается,  что Шиткинский фронт существовал на протяжении всего 1920 года, а в общем целых два года!  Кстати говоря, в перечне жертв   репрессий указаны погибшие   даже в 1937 г.,  и вовсе не в районе действий партизан и не в дни   Шиткинского фронта.

       Рассмотрим подробнее календарь событий партизанского движения в тайшетско-шиткинско-чунском (это Ср.Приангарье) районе   военных действий.   Анализ разных  источников    дал следующий результат: за три месяца (март -май 1919 г.) произошло 20 активных боевых действий партизан (диверсии, бои, засады, боестолкновения) , а за семь  месяцев (июнь 1919 г. — январь 1920 г.)  9 боевых действий   (одно крушение поезда, засады, мелкие стычки с перестрелкой).   

      Теперь методом статистического анализа вычислим численность погибших по периодам: март-май 1919 г., июнь — январь 1920 г., в последующие годы. Результат следующий:

март — май 1919 г. — 33 человек

июнь — январь 1920 г. — 20 человек

после января 1920 г. — 2 человека

      Итого 55 человек, без учета трех телеграфисток раненных в ходе боя 8 мая на станции Тайшет.

     Если в период июнь 1919 г. — январь 1920 г. боевых действий партизаны не вели, то следует говорить  –  погибли     в зоне дисклокации партизанских отрядов.  Упоминания об активных боевых действиях партизанам     нет и  в белогвардейских, чехословацких сводках.

                                                                      *   *   *

   Несколько понятий  в названии статьи    усложняют ее понимание — красный террор, репрессии. Автор же не объясняет как он определяет эти понятия, хотя активно ими пользуется.     Не указывает время  начала  красного террора, читателям приходится самим додумывать за него.   автор статьи  ничего не объясняет, всего лишь пересказывает Черневского А.Ю., учитывая неполноту списка , это не имеет никакого смысла. Только отметиться  публикацией, лишь подогревая свое самолюбие.

   Автор статьи даже  не удосужился понять, что люди гибли не только в результате красного террора, но и от белого террора,   уголовных преступлений, государственных репрессий.  У  Черневского А.Ю. обозначено конкретно –      «…предателей, изменников и провокаторов, агентов буржуазии, а также трусов и мародеров, своими действиями подрывавших мощь, боеспособность и доверие в народе к партизанам Шиткинского фронта». И пересказывая этот список, Булыгин Г.В. положительно оценивает действия его владельца  –    молодец,   собирал сведения не способствующие  героизации   партизан!  Соглашаться такой оценкой  не стоит, помня как Черневский А.Ю. назвал  людей из списка. Если характеризует их отрицательно с классовых позиций,  то  расправа над ними  именно героизирует партизан  – решительно расправились с врагами по принципу «собакам собачья смерть».

   Статистический анализ списка, в пересказе Булыгина Г.В.,  по периодам и видам физического насилия  дал следующий результат:

Периоды Белый террор Красный террор  В ходе боев   Убийства, бандитизм, разбой Репрессии ГубЧК, Особ.отдел 5-й армии Гос. репрессии Не определен Вид насилия всего
Март-май 1919 г. 2 15 ( 29%) 2 (+3 ранено) 11 ( 21%)     3 33
Июнь-январь 1920 г.   10 (19.2%) 3 (5.7%) 3     16
После января 1920 г.       2       2
1937 г.           1 (2?)   1 (2%)
итого 2 25 2 16 3 1 (2 ?) 3 52*

* несколько актов насилия трудно классифицировать в силу недостаточности информации.

    В зоне реальных военных действий партизан в период март-май 1919 г. погибло  63.4 % людей от общего числа (52 человека) , а в период июнь-январь 1920 г. —  31 %,  в два  раза меньше.   В период активных военных действий   под разным причинам, поводам    насилие над человеком проявилось особенно массово и жестоко. Политика красного террора в действии, в ответ на белый. Например,   в период март — май 1919 г. жертвами террора пало 29 % от общего числа людей в списке, и от уголовных преступлений еще 21%. В следующий период боевой неактивности партизан соответственно — 19.2%  и  около 6%.

    Стоит сказать,     за малым исключением все сведения в черном списке   основаны на воспоминаниях отдельных лиц, что делает их не совсем репрезентативными, достоверными,  еще и в силу прошедшего времени. И еще по причине отсутствия у нас самого документа Черневского А.Ю., а есть лишь пересказ его. Насколько он  точен, трудно сказать, мы его не видели.

     В конце статьи автор выступил этаким  примиренцем, призывая  простить всех — героев и предателей, белых и красных, но делает   это как-то неуклюже.    Вчитаемся в его рассуждения:

      1.  «Ни в одном словаре не сказано о том, что человек, не признающий идею вооруженного переворота и свержение конституционного строя, является предателем организации, осуществляющей этот переворот«.  Оставим без оценки отношение автора к  сути вооруженного восстания в Петрограде 25 октября 1917 г. Только зададим вопрос – почему идею не признающий? Переворот  состоялся, значит, надо сказать — не признающий   переворот.   Обратим внимание на другое –   он говорит о   свержении какого то конституционного строя. Если переворот это переход власти от Временного правительства к большевикам, то свержение конституционного строя это, вероятно,  о  конституционной монархии в России,  свергнутой в феврале 1917 г.   Только вот какое отношение имеет это к действиям шиткинских партизан? Или автор имеет в виду нечто иное?  Тогда почему так все затуманено?

     Партизаны, в большинстве совершенных казней, считали    предательством  отказ от борьбы за свободу от эксплуатации, от борьбы против колачаковцев и интервентов (последних, надо сказать,  и белые   считали врагами, несмотря на вынужденное взаимодействие), от оказания  помощи своим односельчанам,    а не за признание   человеком переворота  и   какого-то конституционного строя.  

      2. Далее он рассуждает: » Осознавая тот факт, что сегодня на территории города и района живут потомки участников гражданской войны, разделявших идею как «красных», так и «белых», возьму на себя смелость сказать о том, что мирные граждане, погибшие в годы гражданской войны от рук красных партизан, являются первыми жертвами политических репрессий».      О жертвах белого террора он , как видим, не говорит почему-то, они ведь тоже жертвы насилия ради достижения  политических целей. Примиренца, как видим,  из Булыгина Г.В. не получается.

    Как и устроителя памятника.  Памятник будет устанавливаться  в соответствии с  законом  «О реабилитации жертв политических репрессий», а в нем идет речь   о репрессиях Советского государства  с 1917 г. до 1991 г.  В статье же Булыгина приведены сведения о репрессиях   негосударственных органов и отдельных лиц. Есть лишь один-два случая репрессий со стороны ГубЧК и НКВД, государственных органов, то такие жертвы учитываются законом. Но о них автору говорить не стоило бы, так как эти репрессии произведены  вне зоны боевых действий партизан и не в их времена.

    Сделаем выводы. Изъятие кем бы то ни было из архива Черневского А.Ю. любого документа и невозвращение его:

 — не красит моральном отношении сделавших это;  

— лишает нас возможности самим тщательно  изучать их в подлиннике   ;

— пересказ кем-то   краеведческих материалов ничего не решает, кроме как усиливает подозрение в стремление  засветиться в печати;

 — и в качестве совета авторам , в том числе и самому себе,    — стремитесь  к исторической достоверности своих повествований  .  

Селезнев Е.С.

135 просмотров всего, 3 просмотров сегодня

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *